Очень плохое воспитание
Центр социальной помощи семье и детям г. Усть-Илимска и Усть-Илимского района. Фото: bezformata.ru

Центр социальной помощи семье и детям г. Усть-Илимска и Усть-Илимского района. Фото: bezformata.ru

Жалобы «трудных» детей на насилие в социальном центре могут оказаться ложным доносом

Одного из воспитателей центра социальной помощи семье и детям в Усть-Илимске следователи обвиняют в насилии и оскорблении над детьми. Пострадавшими признаны восемь подростков от 11 до 18 лет. Дело возбудили по жалобам самих детей. «Русская планета» нашла педагога, попавшую под следствие, и ее бывших выпускниц, которые вспоминают годы в центре как «лучшие дни в своей жизни».

Крик да палка

«Центр социальной помощи семье и детям г. Усть-Илимска и Усть-Илимского района» призван помогать детям, оказавшимся в трудной ситуации.

– Кто оказывается в таких центрах? Дети из неблагополучных семей, где родители пьют и бьют их. Либо сироты, но последних меньше всего. Потенциально они самые спокойные, если росли в нормальной семье. Но большинство попадают в центр, когда их родителям нет дела до воспитания детей и до контроля над своим чадом. В 12–13 лет такие подростки уже вовсю курят, пьют и в силу отсутствия строгого воспитания природный всплеск гормонов никак не контролируют. Они чаще грубят взрослым, не приемлют авторитетов среди воспитателей и учителей, — объясняет РП психолог, доктор медицинских наук Тамара Неваляева. — Подобрать ключ к таким детям сложно, но можно. Однако большинству воспитателей с копеечной зарплатой проще добиться чего-то от них криком. В учреждениях такого типа, где мне довелось побывать, такое поведение считается нормой: мол, чего с них взять, дефективных, на них только крик действует да палка.

Как говорят воспитанники центра, Татьяна Шиманская, попавшая под следствие, регулярно кричала на них, а когда они поздно возвращались в центр с прогулки, могла «и руку поднять».

– Татьяна Игоревна все время на нас орала. Чуть что не так — срывалась в крик. Иногда покричит, и все, а когда и запустит чем-нибудь. Нет, меня она не била, но подруги жаловались, что их — да, — рассказывает РП одна из воспитанниц на условиях анонимности. — Но вообще сейчас стало лучше. Татьяны Игоревны уже нет в центре, а другие себе такого не позволяют. Нам в группу поставили новую, вроде нормальная.

Сотрудники центра помощи на вопросы корреспондента «Русской планеты» отвечать отказались.

– Мне эту ситуацию запрещено комментировать. Директора, Галины Семеновны, сейчас нет в центре. Нет, завтра ее тоже не будет, пока ее замещаю я, — признается по телефону замдиректора центра Галина Малышева.

– Сейчас центр со стороны не лучшим образом выглядит. Может быть, лучше объяснить, что именно произошло? Как эту ситуацию описывают другие воспитатели и сама обвиненная в побоях педагог?

– Ничего не скажу. Расследование еще ведется. Сама педагог уволилась. Да, по собственному желанию, — категорична Малышева.

В региональном следственном комитете сообщили, что обвинение социальному педагогу центра уже предъявлено с формулировкой «за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних». И подтвердили: воспитатель действительно уволилась, как только на нее завели уголовное дело.

«Русской планете» удалось дозвониться до самой Татьяны Шиманской. Но говорить что-то даже в свою защиту она отказывается.

– Поймите меня, пожалуйста. Я больше 10 лет отдала детям, центру. Мне не хочется как-то комментировать это. И защищать себя я тоже не буду, — сказала педагог.

«Не могла она ребенка ударить»

Посторонние взрослые, знакомые с работой усть-илимского центра, отзываются о нем по-разному.

– У нас как-то случилась неприятная история с сыном. Поругались из-за отметок, он дернулся и ушел. В итоге после того, как его нашли полицейские, он оказался в том самом центре. Мы с мужем туда подъехали на «воспитательную беседу». Психолог выяснял обстановку в семье, советовал, что делать в определенных конфликтных ситуациях с сыном, как разруливать ссоры с мальчиком. На этом этапе я была восхищена центром и его работниками. На подъеме мы пошли забирать сына, а там, — усть-илимчанка Елена Федорова выразительно молчит. — В коридорах шум-гам. Бежит по проходу первоклашка, ей по голове стучит кулаком парень лет тринадцати. Никто за ними не смотрит. Я в возмущении сунулась было разобраться, почему за детьми никто не следит, а в ответ на меня — ушат грязи. Мол, вы кто такая, сами следите за своим ребенком, не зря же он к нам угодил… В общем, я поспешила оттуда ретироваться, но впечатление осталось самое негативное. Больше мы там, слава богу, не бывали.

– Если честно, допустить такую ситуацию (как с Татьяной Шиманской — Примеч. РП.) я могу с очень большой натяжкой. Я давно там не работаю, но помню, что, бывало, дети в центре появлялись очень трудные. Агрессивные, горластые. Таких усмирить — стальные нервы требуются. Но при этом педагоги никогда не поднимали руку на ребят, — делится с РП Татьяна Аксаментова, несколько лет работавшая в центре юристом. — Были случаи, когда сами дети жаловались на воспитателя. Из чувства мести, так сказать. Но потом расследование подтверждало, что это была клевета, все обвинения признавались ложными. А ведь экспертиз было множество.

«Клевета», — сказали РП и бывшие воспитанники усть-илимского центра, выпускницы Владислава Хващевская и Дарья Устинова.

– До сих пор с радостью вспоминаю этот центр. Сейчас я в детдоме, перевели, когда освободилось место. Но те два года, что жила в центре до этого, я считаю самыми счастливыми в жизни. Воспитатели всегда к нам хорошо относились, особенно не ругали. Могли иногда прикрикнуть, но не часто. И уж, конечно, никогда руку не поднимали на нас. Я не сомневаюсь, что это поклеп, — заявляет Дарья.

– Когда отец умер, мать запила, и ее лишили родительских прав. Младшую сестру взял к себе дед, а меня в детдом отправили. Но дед и меня через месяц забрал. Жили плохо, он тоже пил и бил нас. В конце концов, я не выдержала, сама пришла в центр соцпомощи. Меня взяли, обогрели, я убедилась, что тут все хорошо, и забрала сестру от деда. Два года мы прожили в нашем центре, — вспоминает Владислава. — Конкретно в моей группе воспитателем была Татьяна Игоревна Шиманская. Поэтому я могу твердо сказать: никогда не было случая, чтобы она даже замахнулась на кого-то. Я ведь с детства спокойная была, а потом у деда пожили, и у меня психические проблемы начались на нервной почве. Нервная была очень. А вот в центре опять успокоилась, лучше стало.

Как говорит Владислава, Шиманская не била и не наказывала строго даже тех, кто из центра сбегал.

– Уйдешь, помню, на двое-трое суток «в бега». Потом вернешься — Игоревна тебя, конечно, отругает, но потом сама же чайник вскипятит, покормит. Хотя ей же за каждый такой побег вздрючка от начальства была нехилая. Какие побои, вы что? Я уверена, что это новенькие на нее из обиды наговаривают. Не могла она ребенка ударить. Там сейчас остались всего 1–2 человека из «стареньких», таких, как мы. Остальные, человек десять, все новички, причем коллектив у них «сбитый»: они и до центра были знакомы между собой, почти все из Усть-Илимска. Борзые все. Бегают постоянно. Игоревна им, видимо, выговаривала за это, вот они и решили ей отомстить.

– А кто именно из них жалобу написал, вы знаете?

– Не знаю. Мне вообще старались ничего не рассказывать, а то бы я этим врунам быстро мозги на место вставила.

Сейчас Владислава уехала учиться в Черемхово, но в каждый свой приезд в Усть-Илимск навешает бывших педагогов.

– Не могу кого-то одного выделить, я туда прихожу ко всем сразу. Все воспитатели на меня повлияли. Вернули надежду на то, что все у меня будет хорошо, что смогу выучиться, работать нормально, завести семью. Я им до конца жизни благодарна буду.

В пресс-службе городской администрации РП заявили, что о ЧП знают, но не дают комментариев до завершения следствия. Однако источник в муниципалитете в беседе с нашим корреспондентом тоже предположил, что жалобы на педагога могут оказаться ложными.

– Официально я такого сказать, конечно, не могу, — признался чиновник на условиях анонимности. — Всякое может быть, нужно дождаться результатов следствия. Но если вот откровенно — у нас бывало уже так, что «трудные» подростки клеветали на воспитателей, нянек и других взрослых. Такой возраст, такой контингент. Нет, эти случаи были не в том самом центре соцпомощи. На его работников жалоб вообще никогда не было. Я говорю об аналогичных учреждениях, куда дети пришли из неблагополучных семей.

Девочка без адреса Далее в рубрике Девочка без адресаКак потеряли и как нашли живой 12-летнюю Сашу из Иркутска Читайте в рубрике «Титульная страница» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»