Приключения итальянцев в Сибири
Итальянцы пережили в России несколько властей и были высланы Сталиным на Апеннины в 1937 году

Итальянцы пережили в России несколько властей и были высланы Сталиным на Апеннины в 1937 году

В Иркутске вспоминали о вкладе итальянских мигрантов в развитие города

Больше всего итальянцев стали сибиряками в конце XIX века, когда строилась Сибирская железная дорога. В 1891 году было принято решение строить магистраль на берегах Байкала, однако в равнинной России практики строительства тоннелей, которых требовалось для Кругобайкальской железной дороги более 30 штук, не было. Свыше тысячи итальянцев приехали тогда на Транссиб. Потомки многих из них позже вернулись в Италию, но для некоторых Россия стала родной.

Итальянцы: начало

На очередной «Прогулке по старому Иркутску» горожане вспомнили итальянские страницы сибирской истории. Главным «итальяноведом» уже давно и не в шутку зовут Эльвиру Каменщикову, писательницу, большую часть своей жизни посвятившую исследованию жизни итальянцев в сибирском городе. В начале встречи она рассказала о причине появления в Сибири группы камнетесов именно из Италии. По ее словам, российское правительство к тому времени уже имело опыт привлечения на работы итальянских строителей — на Кавказе они строили большой Суринамский тоннель. К тому же в Европе рабочие с Апеннинского полуострова давно считались опытными мастерами каменных дел.

В августе 1898 года в Иркутск пришел первый поезд с иностранными рабочими, прибывшими ознакомиться с местом и поучаствовать в конкурсе на заключение договоров. Наша собеседница обращает внимание, что в Сибирь приехали итальянцы из северной области Фриули, расположенной в Карнийских и Юлийских Альпах. Именно эти строители специализировались на возведении тоннелей, виадуков и любых других сооружений на горных дорогах.

Как признается Каменщикова, отследить путь итальянской диаспоры в столице Приангарья оказалось непростым делом. Строители и их семьи, пережив вместе с сибиряками революцию, войну, а также несколько советских «строек века», в итоге были признаны шпионами. Поэтому со времен репрессий в конце 30-х годов исследование «итальянской истории» превратилось для исследователей в непростую головоломку.

– Конец 80-х годов позапрошлого века — период массового обнищания жителей северной Италии. Люди семьями уезжали на заработки, терять им тогда уже было нечего. Эмиграция из Италии достигла поистине чудовищных размеров: в 50 раз сократилось число жителей страны, — рассказывает Эльвира Каменщикова. — Вот оттого на берегах Байкала (да и много еще где по свету) зазвучала итальянская речь. Во время стройки КБЖД (Кругобайкальской железной дороги. — Примеч. авт.) итальянская диаспора достигала по меньшей мере тысячи человек.

Работали камнетесы в крайне тяжелых условиях, жили неподалеку от стройки в бараках. Когда рубили тоннели, то взрывы, обвалы и камнепады происходили регулярно — в итоге вдоль железной дороги появилось множество могил, некоторые из которых видны и сегодня.

По словам подруги и помощницы писательницы Альбины Руго (ее дед Санта Руго был одним из сибирских итальянцев-камнетесов), иностранцы считались ответственными за кладку на подпорках и в верхних сводах тоннелей. Работали итальянцы без перерывов, праздников не требовали, как и водки. Их жены, как правило, жили вблизи стройплощадок, там же готовили еду и следили за детьми.

– Работали итальянцы на стройке по договору как подрядчики и субподрядчики, оттого и платили им больше, чем русским. К примеру, за одно и то же задание иностранец получал 4 рубля, а русский только 1,5 рубля. А в то время прожиточный минимум для мужчины не превышал рубля, — делится Эльвира Каменщикова в беседе с корреспондентом «Русской планеты». — Семейные итальянцы тратили, конечно, побольше, но даже для семьи 4 рубля были в то время приличным доходом.

Высокую оплату для иностранцев историки объясняют хорошей производительностью труда, но при этом не считают их работу «без перекуров и алкоголя» национальной особенностью.

– Дело в другом. Есть специфика пребывания любого иностранца в России. Один спорный поступок и все — могут выдворить за пределы страны даже самого ценного специалиста, — объясняет «Русской планете» Сергей Волков, иркутский историк, кандидат историко-политических наук. — А за эту работу держались: иностранному строителю на КБЖД платили в два с половиной раза больше, чем местному. И в несколько раз больше, чем в Италии.

– В свободное время итальянцы на Кругобайкалке учили русский, неженатые парни знакомились с сибирячками, организовывали шумные «макаронные» застолья, — рассказывает РП Альбина Руго. — Но 1905 год эту идиллию резко изменил. Развязалась русско-японская война, и всех иностранцев тут же «удалили» со стратегического объекта. Но дома, в Италии, их уже никто не ждал.

Поэтому большая часть итальянцев решила остаться в Сибири. Они искали новую работу, женились, рожали детей. Некоторые, не найдя нового места приложения своих трудовых рук, открывали собственное дело.

Так в конце первой трети XX века в Иркутске появились новые фотоателье и первые кинотеатры. Наибольшую известность в столице Приангарья приобрела студия фотографа Джованни Минизини. По словам его современников, он обладал редким даром коммуникации и мог расположить к себе любого человека. Минизини родился в Италии в конце 80-х годов, а в десять лет с матерью, братьями и сестрами переехал в Сибирь за отцом Джузеппе Минизини, который трудился на Кругобайкальской железной дороге.

Итальянский бизнес в Иркутске

Повзрослев, Минизини стал работать билетером, а после шарманщиком в электрокинотеатре «Иллюзион» другого иркутского итальянца Антонио Донателло. Историки замечают, что Иркутск в начале XX века по части прогресса был вполне прогрессивным городом: его рынок фотоуслуг сравнивали с оборотами Одессы, где традиционно находился крупнейший фоторынок в России. 

В 1905 году сын каменотеса поступил учеником к известному фотографу-передвижнику Густаву Энне, а спустя несколько лет купил свое фотоателье. До 1930 года он работал вместе с учителем. Постепенно ателье Минизини стало самым популярным в городе, он женился, у него родились дети.

В то время в Иркутске регулярно открывались новые кинотеатры. На стыке веков в городе было 13 кинематографов, самые крупные из которых работали на Большой улице в центре Иркутска. Это «Иллюзион», «Электроиллюзион» и «Художественный декаданс». Первые два принадлежали фирме «Дон Отелло и Алексеев», а по сути еще одному сибирскому итальянцу.

Дон Отелло и сам снимал фильмы-хроники. Начинал он свою карьеру циркачом на юге России. Со временем добрался до Москвы, где и увлекся фотоделом. Однако конкуренты вытеснили Донателло из столицы и он уехал в провинциальный Иркутск, где к тому времени уже образовалась внушительная итальянская диаспора.

Но после революции Дон Отелло, являвшийся для рабоче-крестьянской власти самым настоящим буржуем, уже не смог продолжать свой бизнес. В 1920-е годы кинотеатры у него отобрали. Самому кинематографисту удалось уехать — Донателло увез с собой в соседний Китай все творческие наработки.

Темные времена

В 1920-е годы налог на предпринимательство увеличили сразу до восьми тысяч рублей. В то время столько в Иркутске стоил небольшой дом в черте города. Предчувствуя худшие времена, свое дело вслед за Донателло закрыл и Минизини. Ему не удалось продать ни дом, ни бизнес, ни вывезти из Союза свои сбережения — все нажитое он оставил в Сибири, а сам с нуля начал жизнь на новом месте. В 1932 году семейство Минизини вновь оказалось в Италии, в городе Буя. По словам историков, ему очень повезло.

– Он хотя бы вовремя уехал из Советского Союза. В ноябре 1937 года для итальянской диаспоры наступили действительно черные дни. Их, конечно, за пару месяцев предупредили, что вышлют на родину, в Италию. Но ведь многие из сибирских итальянцев никогда там не были, они родились в Иркутске. Дети от смешанных браков даже итальянского не знали. Тем не менее всех не уехавших по своей воле выслали в фашистскую Италию, — отмечает историк Сергей Волков.

Что касается «стройки века» — Кругобайкалки, то после строительства Иркутской ГЭС и заполнения в 1958 году водохранилища значительная часть КБЖД оказалась затоплена. От этого сложнейшего пути и живописнейшей дороги остался только участок в 80 км. Сейчас там все же можно полюбоваться частью трудов итальянских строителей — сохранились ажурные мосты и галереи. А одна из подпорных стенок тоннеля так и называется — «итальянская». Ее строил подрядчик Ферари, выполнив работу в лучших традициях Апеннинского полуострова.

Сделано в Китае Далее в рубрике Сделано в КитаеВ особенностях бизнеса с восточным соседом разбирался корреспондент «Русской планеты»   Читайте в рубрике «Титульная страница» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»