Последний из рода
Первый каменный дом в Иркутска, построенный Сибиряковыми. Фото Марии Черновой

Первый каменный дом в Иркутска, построенный Сибиряковыми. Фото Марии Черновой

В Иркутске вспоминают известного исследователя и мецената Александра Сибирякова

Первый иркутский голова, поставщик серебра и золотопромышленник, первый коллекционер, монахи и монахини, благотворители, разработчик речного судоходства в Сибири и множества других навигаций по морю и суше — все они представители фамилииСибиряковых, вписанных в историю развития Прибайкалья.Их последний потомокАлександр Сибиряков последние дни доживал во Франции в нищете.

Этой зимой иркутский клуб молодых ученых «Альянс» временно «переехал» с проектом «прогулки по Иркутску» в музеи и галереи города. Первым в новом сезоне местом сбора для «прогульщиков» стал музей истории Иркутска, а новую лекцию организаторы посвятили потомку известной иркутской династии купцов — Александру Михайловичу Сибирякову.

Место встречи было выбрано неслучайно — именем Александра Сибирякова назван городской музей истории. Время встречи также обозначили с умыслом — в ноябре 2013 года исполнилось 80 лет с момента смерти знаменитого иркутянина. За границей известного иммигранта чтят едва ли не больше, чем у нас. В этом году иркутские ученые решили восстановить справедливость.

Градоначальник, золотопромышленник и монахи

На Байкале родСибиряковыхпоявился в XVII веке — с побережья Белого моря семейство переехало в Посольский монастырь. В первом поколении род занялся здесь торговлей и парусным судоходством, отправляя суда из Посольска в Листвянку. Но уже следующее поколение Сибиряковыхвышло из ниши купечества и стало активно проявлять себя в общественной жизни Иркутска.

Братья Василий и Алексей написали первую летопись Иркутска. По утверждению работника иркутского музея истории Натальи Гавриловой, другие сибирские столицы — Омск или Томск, похвастаться таким не могут. Сыну Василия Сибирякова, Михаилу, царь дарует уже титул дворянина: в Забайкалье тот открывает предприятия по производству серебра и «перевыполняет план» по наполнению государственной казны — свыше трех тысяч пудов драгметалла дают его заводы ежегодно.

Прадед нашего героя — Михаил Васильевич, становится и первым иркутским головой. На этой должности он прослужил больше 40 лет, занимаясь не только делами общественными и политическими, но и культурой. К примеру, в конце XVIII века по его замыслу было построено первоев Иркутске каменное здание, в нынешнее время известное как бывший губернаторский или Белый дом. Кроме того, Михаил Сибиряков собрал первую в городе коллекцию картин и гравюр, ставшую базой длянынешнего собрания Иркутского художественного музея.

Духовную стезю выбрали сразу двое детей этого поколения: дочь Агриппинаприняла постриг и ушла после смерти мужа в Знаменский монастырь. Практически все свое наследство, а это почти 10 млн рублей, игуменья завещала родному городу. Ее брат Александр был старостой Харлампиевского храма и жертвовал приходу крупные суммы.

– К слову, сын Александра учился в Москве на медика. Врачом он был принят на борт «Калевала», отправившейся изучать Японское море. Как видите, Сибиряковы постепенно, поколениями накапливали опыт вгеографии, экономике, культуре, духовной сфере. К пятому колену рода семейство стало уже получать от своих активов сверхдоходы, немалую часть которых они тратили на благотворительность. К примеру, на деньгиСибиряковых построили часовню св. Иннокентия, богадельню, часовню Христа Спасителя, деревянное зданиепервого иркутского театра, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» работник иркутского музея истории Наталья Гаврилова.

Последний из Сибиряковых

Таким образом, по словам собеседницы, последний из потомков известной иркутской династии — Александр Михайлович, усвоил солидный багаж нескольких поколений клана. Сначала Сибиряков учился в Иркутске в местной гимназии для юношей, затем уехал учиться в Германию — в политехникум Цюриха, выпускниками которого были Рентген и Эйнштейн.

– Александр Сибиряков был, пожалуй, единственным из иркутских дворян того времени, кто учился в зарубежном заведении. Не так давно в одном из его писем на Родину был обнаружен адрес юного студента Сибирякова в Цюрихе. Этот дом до сего времени стоит, — рассказал в интервью РП иркутский историк Сергей Иванов.

Александр Михайлович после смерти отца продолжает развивать дело семьи — и предпринимательское, и благотворительное, и научное. Так, в конце XIX века Сибиряков серьезно занялся проектом речного судоходства по сибирским рекам и Северным морским путем.Для этого Александр в 1875–1876 годахкооперируется с уже известным на тот момент путешественником и исследователем из Швеции Норденшельдом. Он спонсирует организацию похода к Енисею через Карское море. По итогам этой поездки один остров в устье Енисея назвали именем мецената.

Также иркутянин профинансировал наиболее знаменитую экспедицию шведа — плаваниев 1878-1879 годахна «Веге» по Северному морскому пути. Путешественники прошли от Стокгольма до мыса Дежнева по всем морям Севера: планировалось, что исследователи уложатся в одну навигацию, однако за 200 км до Чукотки «Вега» вмерзла в лед. Экспедиция «ушла на зимовку», связи с путешественниками не было, и газеты начали писать о трагедии.

– На помощь экспедиции первыми пришли иркутяне: Сибиряков построилшхуну «Норденшельд» и отправилее на помощь.Выяснилось, чтольды не раздавили «Вегу», Норденшельднаписал об этом в записке, которую с чукчей переслал в Якутск,а после и губернатору в Иркутск. Тем не менее спасать ученых отправила судно еще и Америка. К слову, их плавание окончилось курьезно — американцев также пришлось спасатьСибирякову. А «Вега», обогнув мыс Дежнева, пришвартовалась в точке отправления — в Стокгольме. С тех самых пор Северный морской путь становится транспортной линией и прочно соединяет Сибирь с Европой. Иркутянина наградилипочетным орденом Полярной звезды, — рассказывает подробности Сергей Иванов.

Следующий замысел Александра был связан с запуском речного судоходства по Сибири. Регион насыщен реками, и у Сибирякова возникает идея объединить их в транспортный узел— связать Печору и Обь и перевозить любые грузы из Сибири в Европу. В соответствии с этим планом Александр инвестировал деньги в создание почти 200 км тракта. В ширину дорога занимала шесть метров, и просуществоваланесколько десятков лет. Местные жители прозвали дорогу Сибиряковской.

Позже Сибиряков взялся за освоение Ангары, точнее самого ее порожистого участка возлесовременного Братска. Исследователь обещал создать судоходный путь по всей реке. Почти все пороги Сибиряков одолел, однако наиболее крупный— в Падуне, не смог. В затею было инвестировано свыше миллиона рублей, СМИ назвали проект «монополией чести»— иркутянин исследовал все дно у порога, все берега. Проблему решили лишь полстолетия спустя, когда Братская ГЭС преградилаПадунский порог.

А неугомонный Сибиряков в 1890 году создаст Амурское пароходство, с целью построить следующий тракт — с востока на север, отморского порта, выходящего в Охотское море до северного Якутска. Идея воплотилась только в 1930 году с возведением портав Магадане.

За бесчисленными исследованиями и «прожектами» предприниматель и ученый никогда не забывал о благотворительности. Сибиряков профинансировал строительство первого сибирского вуза — Томского университета. Также меценат передал собственную библиотеку с русскими и иностранными книгами в библиотеку Иркутска, покровительствовал запуску начального профессионального училища. Сибиряков регулярно жертвовал крупные суммыбольницам, спонсировал возведение здания нового драмтеатра.

Закат династии

На исследовательские цели Александр Сибиряков истратил почти все свое наследство, между тем золотые прииски династии были практически исчерпаны. К началу XX века его имя уже реже упоминается и в местных, и в зарубежных газетах.

– Когда точно Александр Михайлович переехал за границу, неизвестно. Вероятно, он эмигрировал во Францию в период с 1914 по 1917 годы. В Ницце Сибиряков жил в доходном доме, довольно скромно. Последние его годы и вовсе прошли в нищете. Еще при жизни Сибиряковародина его коллеги — Швеция —в 1920 году пышно праздновала юбилей экспедиции Норденшельда. Заодно вспомнили и Александра. Швеция выделила емупенсию:три тысячи крон, безусловно, улучшили положение старика. В возрасте 84 лет 2 ноября 1933 года в Ницце Сибиряков умер, —заканчивает рассказ Наталья Гаврилова.

Сотрудница музея сетует, что ранее в честь Сибирякова хотели назвать одну из центральных улиц Иркутска— Литвинова, но замысел как-то забылся. Сейчас Наталья и ее коллеги вновь хотят предложить назвать одну из иркутских улиц именемзнаменитого земляка, много сделавшего для родного города и страны.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»