На Байкале запретили строить
Правительство ужесточило правила хозяйствования на Байкале. Фото Марии Черновой.

Правительство ужесточило правила хозяйствования на Байкале. Фото Марии Черновой.

Президент подписал закон об охране озера

Неделю назад президент РФ Владимир Путин подписал закон, меняющий правила охраны Байкала. Корреспондент портала «Русская планета» попыталась выяснить, что именно теперь запрещено делать на землях вокруг озера.

Документ устанавливает границы водоохранной и рыбоохранной зон на озере. Также вместо экологической паспортизации хозяйственных объектов, расположенных вокруг Байкала, будет вестись отдельный государственный учет тех из них, которые негативно влияют на природную территорию.

Но особого внимания, по мнению юристов, заслуживает запрет на строительство в границах Байкальской природной территории новых хозобъектов. Запрещено и проведение реконструкции действующих хозяйственных объектов без заключения государственной экологической экспертизы.

– Плюс к этому новый закон дает возможность переводить земли лесного фонда у озера в категорию земель особо охраняемых территорий и объектов при создании особо охраняемых природных территорий. Как можно догадаться даже из названия категории земель, на таких территориях строительство, если и разрешают, то никак не коммерческое, — объяснил «Русской планете» юрист, специализирующийся на земельном праве, доктор юридических наук Николай Протасов. — Напомню, что Госдума приняла эти изменения в закон «Об охране озера Байкал» 20 июня, а Совет Федерации одобрил их 25 июня, в силу же они вступили после подписания документа президентом — 1 июля 2014 года.

По мнению опрошенных экспертов из числа экономистов закон, призванный решить проблему сохранения экосистемы Байкала, на практике просто затормозит расширение на этой территории хозяйственных работ и промышленности, которая позволяет выжить местному населению.

– Действительно, в последние годы накопился целый комплекс проблем в области охраны озера Байкал. Опасения вызывают поправки, снимающие запрет на перевод земель лесного фонда в земли других категорий, а именно в разряд особо охраняемых природных территорий. На практике эти перемены существенно притормозят частное предпринимательство районов, если территориям этой зоны действительно сменят категорию. Я имею в виду строительство турбаз, придорожных кафе. Также мелкому бизнесу, а именно местным рыбакам и торговцам знаменитым байкальским омулем, нанесет удар пункт по установлению новых границ водоохранной и рыбоохранной зон на Байкале. Не говоря уже об автоматическом запрете на создание рыбоводческих ферм в этих зонах, — сетует в разговоре с РП ведущий экономист консалтингового агентства «Резорт», экономико-географ Семен Разбуев.

По мнению другого экономиста, доктора экономических наук Ивана Выраева, местным предпринимателям повредит и запрет на размещение отходов производства и потребления в зоне Байкальской природной территории.

– Новый закон вводит систему госучета объектов, оказывающих негативное воздействие на среду Байкала. Это одно, но полный запрет на размещение отходов — это совершенно другая категория запрета. По факту это означает невозможность любое производство организовать, даже самое безвредное. А если соблюсти всю строгость закона — на таких территориях окажутся под запретом и гостиницы и кемпинги — основной источник дохода для местных. По-моему, это уже перегиб, — считает собеседник.

Ни один из трех опрошенных РП экологов эти опасения не разделил.

– Если новый жесткий и справедливый правовой режим охраны озера будет выдержан на практике, мы сможем сохранить озеро в его нынешнем состоянии, — беспокоиться эколог, кандидат биологических наук Ирина Семенова. — На сегодня наибольший вред озеру нанес Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК), работавший с 1966 года по 2013. За это время накопилось 6,2 млн тонн отходов, складировавшихся на двух полигонах в 180 га площади. При этом один из полигонов — Солзанский в 138 га —находится лишь в трехстах метрах от Байкала. Таким образом, нельзя утверждать, что нам удалось избавиться от влияния БЦБК даже после его закрытия. До тех пор, пока не уберут и эти полигоны.

По словам экологов, самый сильный вред отходы оказывают на состояние подземных вод, с ними загрязняющие вещества поступают в воды Байкала. При этом БЦБК и его наследие — не единственная промышленная угроза озеру.

– Напомню, в этом марте Росприроднадзор предъявил иск РЖД за вред экосистеме Байкала. Руководство железнодорожной компании не обеспечила должную эксплуатацию очистных сооружений бурятского Северобайкальска — и сточные воды города через реку Тыя попали в Байкал без должной очистки. В итоге РЖД оштрафовали на 90 тысяч рублей. Сопоставьте, уровень вреда, который уже невозможно устранить, статус самой компании и размер штрафа. Это было бы смешно, если не было бы так печально, — заключает иркутский эколог Анна Полозова.

Есть в Прибайкалье и эксперты-наблюдатели, разделяющие мнение и той, и другой группы знатоков.

– Непосредственной опасности для экосистемы озера Байкал многие «страшные» компоненты на деле не представляют. Приведу пример: согласно плану охранных мероприятий на Байкале необходимо внедрять соответствующие процессы очистки стоков, учитывая биопотребность в кислороде (БПК). По сути это легко окисляемая и утилизируемая органика, поступающая в озеро. По нормативам охраны природы БПК приоритетны в сточных водах, этот показатель имеет большое значение при сбросе органики в любые водоемы. С другой стороны, для Байкала он на самом деле не приоритетен, так как запас БПК в нашем озере очень велик: в Байкале живет около ста тысяч нерп, сбрасывающих в озеро свои фекалии без всякой очистки. Пока этот сброс не привел к пагубным переменам экосистемы озера. Очень невелик и годовой промышленный сброс в озеро тяжелых металлов — цинка и меди. Его доля в стоках иркутских предприятий достигает всего 0,03-0,07% от его уровня в водах Байкала. Аналогичная ситуация и с другими сферами: так, по сравнению с запасами биогенных элементов в Байкале, сброс нитрата и фосфата предприятиями обоих регионов — Бурятии и Приангарья — очень мал. Всего 0,2-0,4% от запасов в исходных водах озера. Поэтому, я уверена, что сброс этих веществ в Байкал не нужно делать более жестким, нежели это предусматривал предыдущий вариант закона об охране природы, — поддерживает настроения экономистов и юристов географ Семен Разбуев.

При этом сам он согласен и с экологами, замечая, что ситуация с загрязнением Байкала чужеродными веществами совершенно иная.

– Я имею в виду соединения, которые синтезировал сам человек, и ранее в природе их не было. Известно, что многие из таких соединений могут мутировать и являются канцерогенно активными. Они могут накапливаться от перехода от одних организмов к другим по пищевой цепочке. Доподлинно мы до сих пор не знаем, как они могут влиять на экосистему в целом. В этот список входят и пестициды, используемые в больших дозах в промышленности. А к примеру, полихлорированные дибензфураны и дибенздиоксины появляются при горении любых органических веществ в присутствии хлора. А так как лесные пожары в геоистории земли происходят постоянно, притом что любая среда и организм сейчас содержат солидные объемы хлорид-аниона — выходит, полихлорированные дибензфураны и дибенздиоксины уже нельзя назвать чужеродными соединениями. Замечу, что эти вещества заслуживают особого внимания, если их концентрация выше фоновой. А она выше: многие чужеродные вещества обнаружены в экосистеме Байкала. При этом мы не знаем точно, откуда они поступили: это могут быть и конкретные прибайкальские предприятия, но может быть и глобальный фон, — приводит Разбуев доводы в пользу жесткой позиции местных экологов.

По словам ученого, без внимания нельзя оставить и проблему заселения в озеро новых биовидов, так называемого «биологического загрязнения Байкала». В геоистории озера новые виды вселялись в Байкал не раз, часть из них позже даже стала доминантной. Так, результаты молекулярных исследований выявили, что нерпа на Байкале впервые появилась примерно 800 тысяч лет назад.

– Новые виды могут «подмять» экосистему Байкала в то время, когда существующие виды угнетены переменами климатического или иного характера. В Байкале по вине человека уже существует ряд чужеродных видов, успевших завоевать в озере отдельные экологические ниши. Итог этих «захватов» очень трудно спрогнозировать. Но если мы не хотим столкнуться с внезапными переменами, все источники возможного проникновения в Байкал новых видов следует закрыть. Напомню слова академика Коптюга, справедливо заметившего, что в отличие от многих озер Северного полушария, «Байкал сохранился практически в первозданном виде, в большей степени благодаря малой населенности его водосборного бассейна: здесь проживает не более двух миллионов человек, а промышленность и сельское хозяйство не развились масштабно». Именно поэтому загрязнение озера пока носит локальный характер, — резюмирует эксперт.

Башмачки в окружении снежных гор Далее в рубрике Башмачки в окружении снежных горМикробиолог Ив Роше и сотрудники журнала «National Geographic Россия» рассказали РП о своей поездке в Тункинскую долину Читайте в рубрике «Титульная страница» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»