Записки из подполья
Иркутский издатель запрещенной периодики Игорь Подшивалов. Фото предоставлено из частной коллекции

Иркутский издатель запрещенной периодики Игорь Подшивалов. Фото предоставлено из частной коллекции

О чем писал иркутский самиздат с царских времен до 1990-х и где его найти сейчас

– Самиздат существовал всегда и сейчас есть, — говорит РП самый опытный исследователь самиздата в Иркутске, журналист Владимир Скращук. И показывает свою богатую коллекцию, которую собирает больше 10 лет.

— Исследовать литературу, созданную «на коленке», — дело неблагодарное. Если вот этот журнал «Свеча» еще можно встретить в редких частных коллекциях, то «Архивариус», который издавал молодой иркутянин Игорь Подшивалов, уже не найдешь. О «Литературных тетрадях» Бориса Черных, за которые он сел на пять лет, сегодня тоже можно только послушать-почитать. Само издание сгинуло. Частично его уничтожили сотрудники КГБ, остальное — сами авторы. Я в последний раз слышал о двух экземплярах, дотянувших до этого века.

В частных коллекциях или в особых папках у старожилов — в основном региональный самиздат можно встретить там. В библиотеках подшивок не найдешь — пытались и мы, и коллекционеры. Зато нелегальная литература может и просто валяться дома у кого-нибудь, кто не знает о ее ценности.

– В итоге архивов самиздата чрезвычайно мало, — рассказывает РП другой журналист, Сергей Наумов. — Один из каталогов, упоминающих 1934 издания, содержит описание семи иркутских. Из них два самиздатом назвать нельзя: у них есть официальная регистрация. Остальные пять неформальных изданий Иркутска — «Свободное слово», «Литературные тетради», «Подснежник», «Архивариус» и «Свеча». Причем о «Подснежнике» только упоминание в других изданиях осталось, и «Свободное слово» 1956 года выпуска сгинуло. Разве что в архиве КГБ по делу диссидента Леонида Бородина лежит.

Протест на белых листах

Самым первым самописным журналом Иркутска местные филологи считают издание 1796 года. Тот журнал не сохранился, даже его содержание неизвестно. Есть лишь упоминания о нем.

– Тогда создание подпольной литературы в Иркутске, как ни странно, приветствовалось. Директор женской православной гимназии поощряла каждый класс издавать свой рукописный журнал. Своей подпольной печатью была известна и духовная семинария Иркутска, а также кадетский корпус. И семинаристы своим рукописям присваивали довольно-таки неортодоксальные названия: «Лиходей» или «Разбойник». Это может рассказать об их нравах больше, чем любые воспоминания их наставника. И, де-факто, несмотря на отсутствие запрета, это была классика самиздата: самописность, небольшой тираж, ограниченная аудитория, — перечисляет Наумов.

Стартом именно нелегальной периодики эксперты считают весну 1881 года, когда страну взбудоражила смерть Александра II. Газета «Сибирский голос» устроила антицензурную акцию: напечатала номер 11 мая с огромными белыми пятнами.

– Пустыми остались места, где располагались материалы, которые запретил цензор. Цензура ведь после смерти императора особенно ужесточилась. Такими «дырами» газетчики сделали первую попытку повоевать с запретами, поставив в номере официальное объяснение: «Редакция, не найдя в законе о печати запрета оставлять пробелы в местах, вычеркнутых цензурою, допустила пробелы». На что глава управления по печати князь Вяземский заявил, что пробелы в газете недопустимы, поскольку являются «косвенным протестом против цензуры». Читатели этот номер в итоге не увидели. Зато «Народная воля» изготовила настоящий самиздат, массово отпечатав нелегальные поздравления «с гибелью тирана», — рассказывает Сергей Наумов.

По его словам, подпольное издание газет и брошюр в Приангарье с тех пор никогда не «затихало». Одним из первых советских самиздатчиков журналисты называют Мартемьяна Рютина из Усть-Удинского уезда.

– Рютин, будучи членом ВКП (б), подпольно популяризировал брошюру «Сталин и кризис диктатуры». В 1932 году первый самиздатчик СССР был приговорен к десятилетию лагерей, в 1937-м его расстреляли, — говорит Скращук. — Также наша область может «приписать» себе и известного философа Александра Меня. Студентом он печатал здесь самиздат. Как и диссидент Анатолий Марченко, отправленный в Иркутскую область в ссылку.

Антисоветы

Все самиздатчики хорошо понимали, что в Уголовном кодексе для желающих писать «себе и друзьям» есть две статьи: ст. 70 «Антисоветская пропаганда» и ст. 191 «Распространение ложных размышлений, порочащих Советы». Их отменили 25 лет назад, но к 1989 году по ним уже успели отсидеть практически все «самописцы» области.

– Самый известный «сиделец» по этим статьям — Борис Черных, юрист, что редкость для самиздатчика, комсомольский работник и сотрудник редакции вполне легального журнала. В 1964 году как сотрудник «Братскстроя» он отправил на съезд ВЛКСМ трактат о «наболевших проблемах молодежного движения». За него он был исключен из партии и уволен. Пошел работать учителем в школу, где организовал среди старшеклассников подпольный кружок, но по доносу и оттуда его уволили. Черных стал сторожем в Ботаническом саду, параллельно руководя 15–20 участниками «Вампиловского книжного товарищества». Его члены готовили самиздат «Литературные тетради». Черных арестовали в 1982 году, впаяли пять лет лагерей и три года ссылки, — замечает Наумов.

По его же словам, второе дыхание у советского самиздата открылось после прихода к власти Хрущева. Дискуссии из кухонь постепенно перешли в общественные места, и самопечатники осмелели.

Издание «Голубые города». Иллюстрация предоставлена из частной коллекции

Издание «Голубые города». Иллюстрация предоставлена из частной коллекции

– На фоне «оттепели» в соседнем Усолье в 1967 году появляется удивительный для того времени и места глянцевый литературный самиздат под неполитическим именем «Голубые города». Авторы изящно надули усольскую типографию: внутренние полосы с рассказами и поэмами они отдали туда якобы для вкладки в легальную многотиражку. А обложку для сборника напечатали уже в типографии Иркутска тысячей экземпляров. Лирическое название и романтическая обложка прошли незамеченными для цензоров. Однако позже создателей сборника все же «привлекли» к беседам в комитете комсомола и в органах.

Следующий рассадник нелегальной печати организовал студент филфака Иркутского госуниверситета Игорь Подшивалов. В 1979 году он — еще подростком! — навербовал самиздатовскую редакцию для литературного журнала «Архивариус».

– Мне удалось увидеть этот журнал лично, но в Иркутске ни одного из его номеров, вероятнее всего, уже не осталось, — полагает Скращук. — У Игоря был примечательный почерк инженера-чертежника, очень понятный и разборчивый. Он с детства интересовался анархизмом, пиратством, историей Махно, поэтому номера «Архивариуса» были забиты его рассказами о революционерах и анархистах, Бакунине например. В итоге редакции Подшивалова удалось выпустить с десяток журналов со стихами и рассказами. До сих пор не могу понять, почему их не поймали и не наказали за эту самописную типографию. Повезло, наверное.

На «Архивариусе» Подшивалов не остановился. Спустя четыре года после старта первого своего самиздата он выпустил журнал «Свеча».

– Отголоски дела посаженного Черных еще гремели по Сибири, а он издает первый номер самиздата, в котором публикует абсолютно безумное признание: «Очередной самиздатовский альманах». То есть прямо заявляет, что готовит самиздат, зная, что за это полагается статья, — качает головой Наумов. — Над тем альманахом трудились ныне известные журналисты и вполне легальные издатели: Михаил Дронов, владелец известного в регионе информагентства «Телеинформ», его жена Елена Веселкова, Владимир Симиненко, руководитель издательского холдинга «Номер один» и создатель иркутской энциклопедии, Павел Мигалев, известный журналист и исследователь истории Приангарья.

Все номера «Свечи» уже печатались на машинке, а на последней странице издания редакция шутила: «Уважаемые читатели! Редакция приносит вам свои извинения за низкий уровень печатания. Желающие ликвидировать этот недостаток и обладающие квалификацией машинистки могут обратиться в редакцию. Мы будем рады вашей помощи!»

– В 1984 году сам Подшивалов, уже пятикурсник, и «задул» «Свечу». Неудивительно, у него ведь начались большие проблемы в деканате из-за саркастичных шуток на тему советской власти. «”Мы пойдем другим путем!” — объявил паровоз и застрял в болоте», — например. В итоге Подшивалова выгнали из университета. Повезло еще, что не посадили, — комментируют иркутские исследователи.

Правда, в 1988 году «Свеча» вновь стала публиковаться, уже в более технологичном виде и легально.

– Три номера вышло в 1988 году и еще один в 1989-м. Альманах занимал до 97 страниц альбомного формата. На некоторых номерах даже красовались фотообложки, а к каждой рубрике рисовали отдельные заставки, — вспоминает Наумов.

Рок-издат

Следующей темой, заинтересовавшей подпольных издателей, стал советский рок. История рок-самиздата в Иркутске в виде журнала «Благим матом» в итоге даже попала в энциклопедию «Золотое подполье».

Но авторы рок-энциклопедии не упоминают один известный иркутский рок-самиздат времен Советского Союза — машинописный журнал с красивым именем «Магазин убитых». По сведениям Скращука, выпускали его в том числе на деньги Сергея Предеина, который позже стал пресс-секретарем губернатора, а потом и Заксобрания Иркутской области.

Был известен и братский журнал «Житинcкий № 7».

– Столичные хроникеры даже называют этот самиздат основной достопримечательностью Братска. Между тем, «Житинcкий» — это типичная любительская малотиражка и фэнзин братских студентов. «Гребенщиков — вовсе не старая калоша, он что-то вроде поношенных фирмовых кроссовок, любишь которые больше по привычке, а выбрасывать жаль», — цитирует музыкальных критиков Наумов.

А в 90-е у любителей музыки появился совсем уже не подпольный самиздат «Куда идешь?».

– Дух наивных 90-х этот самиздат передает крайне правдиво. Например в одном «Куда идешь?» печатали беседу с музыкантом рок-группы «Нравы времени» из Саян. С его рассказом, что творилось в камерной библиотеке для детей в центре Иркутска: «Там, в библиотеке на Чехова, я как-то выступал с Колей Рок-н-Ролл, он тогда заехал в Иркутск. <…> И мы заиграли. Ну, а дальше пошло-поехало: он разделся, стал бить банки, резать себя», — зачитывает из рок-издата собеседник.

***

Сегодня, уверены эксперты, самиздат не менее актуален и востребован, чем в царской или советской России, но он трансформировался и стал доступнее как для читателя, так и для «издателя».

– Ведь что такое самиздат? Любое произведение, которое автор сам придумал, сам написал, а потом распространил. Просто сегодня технически сделать это намного проще: есть блоги, страницы в социальных сетях. Подпольность же «издата» отличает, на мой взгляд, незамыленность темы или ее умышленная замалчиваемость. В общем, все, что злободневно, но почему-то не обсуждается на страницах официальных СМИ — потенциальная тема для самиздата, — убеждены иркутские исследователи.

«Путин Ерощенко на переправе не меняет» Далее в рубрике «Путин Ерощенко на переправе не меняет»Иркутские политологи считают, что президент «спас» губернатора и специально сделал его фаворитом выборов Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»