Нечего ловить
Рыбаки на Байкале. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

Рыбаки на Байкале. Фото: Мария Чернова / «Русская планета»

Кто виноват в вымирании рыбы в Байкале

В сентябре экологи и жители берегов Байкала снова забили тревогу: на юго-западе озера на берег внезапно выбросило несколько десятков тысяч мертвых рыбин. О массовом море молодняка омуля, хариуса и окуня нам сообщили очевидцы из разных точек южного побережья. И еще неделю после этого случая местные рыбаки наблюдали неестественно желтый цвет воды у берега. В причинах разбиралась корреспондент «Русской планеты».

Жара

В прибайкальских деревнях местных жители до сих пор с опаской относятся к улову. Хоть с момента мора и прошло уже больше двух недель, вода вернулась к своему нормальному цвету, а «исход рыбы на берег» больше не повторялся.

– Вообще всякая аномалия началась еще по весне. Байкал начал мелеть, хотя весной он, напротив, обычно прибавляет. Потом эта жара подключилась и пожары. Зарево над озером и пепел, который прямо на воду сыпется, до сих пор перед глазами стоят, — жалуется житель Байкальска Семен Мельников. — Поэтому вид мертвых рыбин нас сильно-то и не удивил. Столько катастроф было за лето…

Специалисты, взявшие пробы погибшей рыбы и воды из озера, догадку местных жителей подтверждают. По данным Иркутской межобластной ветеринарной лаборатории, рыба погибла из-за высокой температуры в воде и от недостатка кислорода: поверхность озера затянуло водорослями, которые потом начали разлагаться.

Аномальную в этом сезоне жару также подтверждают байкальские рыбаки.

– В этом году все не как обычно. Жара началась еще в июне, хотя в этом месяце, как правило, еще холодно, никто не купается. А тут прямо курорт был — вода уже прогрелась, как в иной год и к августу не прогревалась, — признается потомственный рыбак Олег Иртеньев. — Погоды такие стояли все лето. К августу мы уже устали от этого пекла. Но потом начались пожары, и стало понятно: жалобами своими мы просто грешили. Уж лучше бы одна жара осталась.

Мертвая рыба на берегу Байкала. Фото: othereal.ru

Мертвая рыба на берегу Байкала. Фото: othereal.ru

Только вот в то, что рыба сдохла из-за того же пекла, местные верить не хотят.

– Ну, и что, что жара? Она была все три месяца. А дохнуть рыба стала только под конец лета. Когда как раз чуть продохнуть можно было, — убежден Иртеньев. — И не сказать, чтобы в это время вода как-то резко теплее стала. Такая же была, как и в июле.

Летний замор

Интересно, что в соседней Бурятии эксперты на фоне тех же факторов — жара, обмеление, разложение флоры озера — видят причину рыбьего мора совсем в другом.

– На берегу Байкала с бурятской стороны также в конце лета и начале осени была отмечена масштабная гибель молоди рыб. В основном это елец, плотва и изредка окунь, — отрапортовали «Русской планете» в пресс-службе бурятского Россельхознадзора. — При клиническом осмотре молодняка мы зафиксировали хорошую упитанность рыбы, бледность наружных покровов и плавников. Повреждений или изменений формы, а также наружных покровов не было. Это говорит о исходном здоровье рыбы.

Зато специалисты Байкальского межрайонного спецучастка по борьбе с болезнями рыб обнаружили застой крови во внутренних органах речных обитателей.

– В сердце, почках и мозге рыб было отмечено кровенаполнение сосудов и кровоизлияния в заднем отделе. При этом в желудочно-кишечном тракте изменений не было, — комментирует итоги исследований патологоанатомов пресс-служба Байкальского участка по борьбе с болезнями рыб. — Итоги исследования таковы: причина смерти — так называемый летний замор. То есть жара и шторм на озере привели к тому, что большой объем молоди скопился у берега на мелководье. Туда же течение принесло большое количество водорослей. В итоге высокая плотность рыбы в неблагоприятных условиях и привела к ее масштабной гибели.

Водоросли и обмеление

Ученые Лимнологического института СО РАН вообще сделали свои выводы: флора и фауна Байкала гибнет из-за особого вида водорослей. Впрочем, о вреде спирогиры и нитеобразной растительности лимнологи говорили и осенью прошлого года.

– Опасность этих видов в том, что они убивают байкальский эндемик — губку, которая работает естественным фильтром пресной воды. Растет она медленно, по 10 мм в год, поэтому на ее восстановление до уровня хотя бы 2010 года уйдут даже не десятки лет — сотни, — объясняют эксперты Лимнологического института.

Большинство опрошенных РП специалистов уверены, что активный прирост спирогиры — процесс природный, а не спровоцированный деятельностью людей. Тем не менее, чтобы остановить ее распространение, байкальские ученые предлагают запретить производство в регионе моющих средств с фосфором. По словам экспертов, даже необходимая работа водоочистных сооружений на озере может вызвать активный рост спирогиры, поскольку сине-зеленые водоросли любят фосфаты.

Еще один фактор риска, о котором говорят ученые — обмеление Байкала, о котором РП уже писала (см. репортаж «Здесь рыбы нет»). Однако на этот раз ученых тревожит не только общее падение уровня воды в водоеме, а еще и тот факт, что вода уходит из прибрежных сел и деревень.

– Ушли грунтовые воды, и в итоге высохли торфяники. А следом в жаркий сезон стартовали не только лесные, но и торфяные пожары. Их, как вы знаете, сложно погасить даже с приходом зимы, — замечает доктор биологических наук Сергей Хигаев. — В результате свыше 40 сел и поселков в Прибайкалье могут остаться без питьевой воды.

По признанию местных жителей, ряд сел по соседству уже столкнулся с этой проблемой.

– У нас еще нормально, а вот в поселке чуть дальше от озера высохли этим летом два колодца. Они сейчас к нам за водой приходят за несколько километров, — сообщает Мельников из Байкальска. — Пока надеются, что к зиме власти что-нибудь придумают. А что они придумают, если денег на рытье новых колодцев нет? Переезжать им надо.

Пожары

Небольшая часть опрошенных нами экспертов также не исключают, что «удушающую» пленку на воде могли создать именно пожары, а не водоросли.

– Этим летом тысячи гектаров леса сгорели вокруг Байкала, почти полтора месяца весь берег был усыпан золой и пеплом. Рыба могла просто задохнуться от гари и недостатка кислорода в воде, — замечает географ-лимнолог Любовь Камырдина. — Исследования же подтвердили, что смерть рыбы наступила от асфиксии, то есть от удушья, вызванного нехваткой растворенного в воде кислорода. Возможно, что из-за мутности воды, вызванной пожарами и смогом, солнечные лучи не могли попасть в глубокие слои. В итоге процесс фотосинтеза притормозился, выработку кислорода местная флора прекратила. Даже если это не основная причина мора, то уж точно одна из важных.

Некоторые вообще говорят, что озеро попросту «затянуло» масляными пятнами. Часть их идентифицируют как итоги слива нефтепродуктов, остальные — как результат потеков частного топлива от туристических судов.

– Буквально в прошлом мае нашли большую нефтяную пленку возле мыса Сытый, — вспоминает иркутский биохимик Ирина Васнева. — По составу углеводородов в образцах воды из нефтепятна определили, что это было дизельное топливо. То есть, скорее всего, произошел случайный слив топлива из коммерческого судна на озере. Всякое бывает, скажете вы, авария, быть может, у катера. Но ведь концентрация вредных веществ на месте превышала допустимые показатели почти в тысячу раз! И это мы в ходе экспедиции выявили, а что осталось «за кадром»?

Сливы засчитаны

Тем не менее, большая часть экспертов РП уверена, что главный урон экосистеме Байкала наносят промышленные и бытовые отходы, поступающие в озеро.

– Я не отрицаю: лесные пожары нынешнего сезона в Байкал выбросили тонны пепла и золы, которые убивают экосистему озера. Но это капля в море по сравнению с тем, какой ущерб наносит Байкалу человек и результаты его жизни и работы. Промышленные предприятия отравляют озеро, потому что очистные сооружения, на самом деле, не очищают сливы и отходы предприятий, — заявляет сотрудник лимнологического института Игорь Ханаев. — Мы сделали десятки погружений на Байкале и можем объявить грустную статистику: там, где у воды живут и работают люди, Байкал умирает.

Действительно, самые аномальные точки на Байкале, отмеченные учеными в ходе исследований, находятся в непосредственной близости от человеческого жилья или производств. Даже в туристических местах можно встретить гигантские несанкционированные свалки, которых местные не стесняются.

– Я не знаю, официальная она или нет, — признается жительница Култука Елена, выбрасывая мусор в километре от центра поселка. — Нам же не сказали, куда можно выкидывать мусор. А мы что можем сделать? Не копить же отходы у себя во дворе. И туристы сюда мусор скидывают. Хорошо еще, на берегу не бросают, а то там даже урн нет. Хорошо, хоть сюда довозят. Ну, и в самом деле, не везти же им мусор до Иркутска или до Улан-Удэ — это несколько сотен километров.

Мусор — причина банальная, но эта проблема тоже обострилась нынешним летом. По словам Елены и других местных, мусора на берегу стало еще больше, так как к ним не приехали иностранные волонтеры, которые обычно каждое лето бесплатно очищали берега на Байкале.

– Иностранцы, видимо, не приехали из-за дыма от пожаров. Тут даже местные отдых сворачивали поскорее. А у нас тоже не было времени убираться, наши мужики ездили тушить пожары, спасатели и лесники не справлялись, — резюмирует местная жительница.

По подсчетам ученых, сегодня на байкальских берегах живут около 90 тыс. человек, ежегодно сбрасывая в Байкал почти 20 млн кубометров жидких отходов.

– Это и стоки от производств, и мыльная пена после бытовой стирки. Заметьте, все это идет в очистные сооружения, среди которых исправны только 2 из 30, — приводит итоги последней проверки Хигаев.

По словам ученого, неочищенные стоки превращают Байкал в болото, перенасыщая его воды тем же фосфором и азотом.

– Турбазы, автокемпинги и другие сервисные конторы для отдыхающих вовсю используют стиральные и посудомоечные машины, да и просто вручную моют посуду или стирают. А во всех моющих средствах содержится фосфор, который идет прямиком в озеро, — объясняет Хигаев. — За последнее десятилетие не только объемы стоков неочищенных вод выросли в разы, но и доля биогенных элементов в них стала в десятки раз выше. К примеру, все железнодорожные депо, опоясывающие озеро, свои сточные воды, насыщенные фосфором из моющих средств, сбрасывают прямиком в Байкал. Из-за этого и флора аномально размножилась, уплотнив и без того мелеющий водоем. И качество байкальской воды, безусловно, ухудшилось. Например возле депо в отдаленном от столиц Северобайкальске до сих пор лежат и гниют кучи непомерно расплодившейся спирогиры. Воняет неимоверно. И я не удивлюсь, если подобное мы скоро увидим и на пляжах густонаселенного МРС или в часто посещаемом туристами поселке Листвянка.

Иркутяне боятся остаться сносом Далее в рубрике Иркутяне боятся остаться сносомМэрия Иркутска собралась уничтожать самовольные постройки, но в некоторых из них сейчас живут люди Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»