Живучи словно кошки
До 30 лет Олег даже не мог предположить, что когда-нибудь станет бомжем. Фото Марии Черновой.

До 30 лет Олег даже не мог предположить, что когда-нибудь станет бомжем. Фото Марии Черновой.

Иркутские бомжи к зиме уже перебрались жить «на трубы»: там у них нередко можно встретить и работающий телевизор, и видеомагнитофон  

Поводом для этого материала стала активность городских властей в Ангарске. Местные чиновники там озаботились проблемой лиц без определенного места жительства. В инфекционной больнице, куда в первую очередь поступают такие граждане, не хватает койко-мест. Занято все и в Центре социальной адаптации, который рассчитан на 53 человека, но переполнен. Власти района решили предложить правительству Приангарья расширить уже имеющийся Центр и открыть еще один.

Понятно, что этой зимой нового приюта для сибирских бомжей ждать не приходится — просто не успеют. Поэтому корреспондент РП попыталась выяснить, как в такие сильные морозы выживают бездомные на улицах Иркутска и что их держит в холодной Сибири.

На улицу из-за любви

В Иркутске даже в середине зимы на улицах нередко можно встретить попрошаек, сидящих прямо на земле. В разговор они вступают неохотно, некоторые просят заплатить за рассказ о себе. Корреспонденту «Русской планеты» удалось вызвать на разговор бездомного по имени Олег.

– Вы меня только много не фотографируйте. Лучше издалека. Я в Иркутске вырос, не хочу, чтобы меня узнали знакомые, однокурсники из Политеха или родственники и увидели, как я живу, — попросил он.

До тридцати лет Олег считал себя вполне благополучным: хорошая работа, жена, с которой они мечтали о ребенке. Все изменилось после внезапной смерти супруги. Убитый горем вдовец запил и через полгода «неудачно» продал квартиру через «черных» риелторов. Так, по его словам, на улицы попадает треть всех бездомных.

– Большая часть их жертв — это люди, склонные к выпивке или имеющие еще какую-нибудь зависимость. Но встречаются на улицах и вполне интеллигентные обитатели, просто очень скромные и мало приспособленные к современной жизни. К примеру, в одной из ночлежек в центре Иркутска живет женщина: не пьет, не курит, два высших образования. В свое время влюбилась, а ее избранник уговорил продать квартиру и вложить в бизнес — в итоге исчез вместе с деньгами, — рассказывает собеседник РП. — Но таких очень мало. В основном среди бомжей те, кто с детства другой жизни и не видел. Или бомжи, так сказать, по призванию, которым такая жизнь нравится.

Две последние категории бездомных, как выяснилось, не пытаются даже зимой попасть в центр реабилитации или ночлежку какого-нибудь благотворительного фонда. Ведь для этого им придется работать. К примеру, в приюте на ул. Невского, где помещения для приюта бездомных арендует у города фонд «Оберег», принимают на ночлег любого. Однако в центре действует правило — работают все. Даже инвалиды, которые не могут трудиться физически, следят за порядком в комнатах ночлежки.

По словам учредителя фонда Александра Соболева, такие порядки нравятся мало кому из вольных жителей улиц.

– Отогревшись, большинство от нас уходит. Из двухсот наших «воспитанников» только десять человек воспользовались этой ступенькой для возврата к нормальной жизни: устроились на работу, завели семью. К тому же бесконтрольная практика социальных льгот и пособий воспитывает из тех же детдомовцев иждивенцев, — уверен Александр. — Когда они выходят из детдома и получают на руки живые деньги, вокруг образуется толпа друзей, случайных знакомых и начинается запойное гуляние. 80 тысяч рублей им хватает на две недели «красивой жизни». А потом — на улицу, жить в подъездах и питаться на помойках. Причем бывшие детдомовцы изначально уверены, что им все должны: власти, работодатели, даже мы — благотворительные фонды. Зато сами они ничего не хотят делать.

По словам самих бездомных, в ночлежки и приюты по зиме идет от силы половина всех иркутских бомжей. Остальные и так устраиваются — уходят в колодцы теплоцентралей и «на трубы». Про них Олег рассказывает без охоты, места этих жилых точек называть отказывается. Говорит только, что все они обжиты и благоустроены, каждая имеет своего «хозяина»: в тех местах, где трубы выходят из-под земли, есть бетонные ямы, эти «стаканы» бездомные отгораживают перегородками, организуют электричество от автомобильных аккумуляторов или портативных генераторов, застилают газетами и тряпками. Получается теплая «нора». Почти каждый владелец такого «дома», по словам Олега, завел себе телевизор и проигрыватель. Только компьютер есть не у каждого, сетует бездомный. Он же рассказал историю про своего «коллегу», которого как-то доставали из коллектора полицейские: увидев бомжа в дубленке и норковой кепке, участковые участливо спросили, «как гражданин попал в колодец». Им и в голову не пришло, что он там живет.

Нас и тут неплохо кормят

По словам Олега, причина такого «благополучия» в том, что иркутяне регулярно выкидывают на помойку неплохие вещи.

– Мы же кормимся с мусорок. Наш рабочий день с них и начинается, в восемь-девять утра. К пяти мы приходим «домой» и тут уже сортируем добычу по кучкам — еда, одежда, развлечения, — признается Олег.

По наблюдениям иркутского участкового, с которым побеседовал корреспондент РП, бомжи, хоть и живут асоциально, все же относительно неплохо устраиваются.

– Иной раз посмотришь — живут получше некоторых «с квартирами», — удивляется полицейский Алексей, попросивший не называть его фамилию. — Пьют незнамо что, едят отбросы, а утром скачут по помойкам бодрее меня. Притом некоторым уже по 70-80 лет. И живут они на улице лет по 20-30, и постоянно пьяные. Да с такими сроками домашние алкаши уже к 50 годам в развалины превращаются.

Сам Олег шутит, что бездомные живучи как кошки, потому что «всегда на свежем воздухе» и делают что хотят, и никто им не хозяин, никакие социальные нормы над ними не довлеют.

На вопрос, что держит их в холодной Сибири, где девять месяцев в году нужно думать о том, как не замерзнуть, бомжи один за другим пожимают плечами. О переезде, как выяснилось, никто из них ни разу не задумывался.

– Нам и тут неплохо. Зачем менять шило на мыло? — удивляется уличный житель Сергей. — Здесь уже и быт налажен, и «бизнес»: знакомы все, от участкового, который «прикроет», до предпринимателя, готового купить украденный или найденный на мусорке металл. А на юге, даже в самом прекрасном месте, придется все начинать сначала.

Оказывается, даже бездомным в Сибири есть что терять.

Право на жизнь

Иркутские бездомные, как выяснилось, еще и могут быть социально активными. На днях при входе в «130 квартал» прошла акция «Марш бомжей». По словам ее участников, они хотели обратить внимание властей на проблемы людей, попавших в трудную жизненную ситуацию и не имеющих постоянного жилья.

По данным организатора акции Александра Власова, в Иркутске на улицах сегодня проживает от тысячи до полутора тысяч человек. Эти данные корреспонденту «Русской планеты» ни в одном ведомстве подтвердить или опровергнуть не смогли — в городе нет организации, собирающей статистику по бездомными. Официально в Иркутске даже нет ни одной муниципальной «ночлежки». Все три социальных центра появились благодаря частной инициативой самих иркутян.

– Большинство этих людей оказались на улице случайно, именно по причине отсутствия социальной политики в нашем государстве. Власть не защищает своих граждан, она не обеспечивает наше право. Есть замечательная статья в Конституции, которая декларирует всем россиянам право на жилище. Но фактически государством этот закон не исполняется. И совершенно очевидно, что здесь, в Сибири, необходимость в жилье переплетается с правом на жизнь, — говорит РП организатор протеста Александр Власов. — Когда средние температуры воздуха в зимнее время достигают минус 30 градусов, люди просто замерзают.

Татьяна, бездомная, говорит о том же:

– Летом ладно, можно и на улице, а зимой? Вы же знаете, какие у нас зимы. Куда же идти? — вопрошает она.

Однако совет обратиться в «Оберег» Татьяну не устраивает, ведь здоровье не позволяет ей работать. Уезжать в теплые края она также не желает и агрессивно замечает, что на улицах спать не обязана, пусть и на юге, а власти «должны ей предоставить квартиру!»

Участники митинга собрали подписи под обращением к иркутским депутатам и чиновникам с просьбой открыть в областном центре несколько ночлежек, а также организовать питание для бездомных. В этот же день документ передали в иркутскую мэрию и в правительство региона.

– Возможно, собранные подписи напомнят власти, что и мы являемся гражданами России. И более того — людьми, — подвел итог митинга один из уличных обитателей.

Снежная профессия Далее в рубрике Снежная профессияВ Иркутске работа коммерческого уборщика снега начинается в шесть утра, а муниципального — ранней ночью Читайте в рубрике «Титульная страница» Шурик, смывай тризубКак блогер-заукраинец из России разводил громадян на деньги Шурик, смывай тризуб

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»