Байкальский вор
100-летний якорь дайверы достали со дна, чтобы уберечь от возможных похитителей. Фото предоставлено дайв-клубом «Байкал-Тек» 

100-летний якорь дайверы достали со дна, чтобы уберечь от возможных похитителей. Фото предоставлено дайв-клубом «Байкал-Тек» 

Иркутские дайверы жалуются на расхищение ценностей со дна Байкала

21 сентября со дна Байкала возле поселка Листвянка подняли якорь, которому более 100 лет. Дайверы погрузились на 30 м в глубину и достали реликвию для передачи в музей, чтобы опередить «черных кладоискателей». По их словам, в последнее время со дна озера участились хищения исторических ценностей. И полиция искать этих похитителей не может.

– Мы заметили исчезновение нескольких предметов, которые мирно лежали на дне Байкала возле поселка Листвянка. Отметили, поскольку регулярно ныряем здесь с 90-х годов. Замечу, что до 2014 года «подводную историю» в этих местах никто не трогал. А тут вдруг началось: предметы быта, якоря, колокола, датированные еще дореволюционным периодом, стали пропадать, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» владелица дайв-клуба «Байкал-Тек» Татьяна Опарина. — Из самых значительных краж — в начале этого года похитили чугунную пушку XVII века, несколько десятилетий простоявшую на старинном пирсе в Листвянке. Этот пирс, известный как «второй», затопило еще при строительстве Иркутской ГЭС, и пушка оказалась под водой. Но она «ушла» недалеко, где-то на пару метров под воду, и хорошо просматривалась с берега. Так что для ее кражи дайверские навыки не были нужны — только кран, трос и грузовик для транспортировки.

Рудольф Кавчик, знаменитый дайвер и подводный археолог, участник многих раскопок, оценил пушку примерно в 1 млн рублей — даже по ценам на «черном рынке». И эта реликвия имела не только историческую ценность. Она была экспонатом для подводных туристов и «маяком» для профессиональных дайверов.

– После пропажи пушки мы обратили внимание на исчезновения якорей. Всех пропавших предметов, конечно, не упомнить. Но, по приблизительным подсчетам Кавчика, украдено уже на сумму порядка 2 млн рублей только из акватории близ Листвянки, — сетует Опарина.

Что плохо лежит

На дне озера, по рассказам опытных ныряльщиков, есть и более ценные вещи, чем якоря. От потерянного обычными туристами имущества до обозов с золотом и серебром.

– Чаще всего со дна Байкала достают технические отходы судов и бутылки. Но бывалым дайверам обычно везет больше: они достают фотоаппараты, дорогие часы, телефоны и очки. Такие находки под силу любому дайверу, когда-либо участвовавшему в масштабной очистке дна. Вот недавно вытащили в 80 метрах от берега утварь царских времен, — призналась РП организатор поисковых экспедиций Наталья Зиновьева.

Впрочем, существование денежных кладов пока не доказано и остается на уровне местных слухов и сказаний.

– По одной из прибайкальских легенд, зимой 1867 года, перед Новым годом, в Култук из Иркутска подъехал почтовый обоз, «под завязку» груженный мешками с серебром. В забайкальской Кяхте как раз открывали торговую ярмарку: за срочную доставку монет из столичного Монетного двора местные купцы обещали хорошее вознаграждение. Считается, что из-за спешки сопровождающие ценный груз чиновники решились на риск и выехали на слабый лед Байкала, чтобы «срезать» путь, — рассказывает РП историк Сергей Волков. — Тройка в начале повозки тут же пошла под воду, провалившись под лед. Ямщик и кони погибли, но оставшаяся часть обоза, не успевшая отъехать от берега, спаслась. Спустя четыре месяца затонувшую часть почтовой  повозки удалось достать со дна, но монет там уже не было. Местные уверены, что семь мешков с серебром до сих пор лежат на дне озера под Култуком, где-то в ста метрах возле провала у мыса Шаманский.

И, несмотря на то, что эти сведения не доказаны, «черные копатели» на Шаманский уже едут. По словам Натальи Зиновьевой, в прошлом году эта местность стала базой для иностранного лагеря дайверов. У мыса остановилось сразу несколько десятков человек, хотя раньше такой дайв-активности там не наблюдалось: место для погружений не самое удобное.

– Местные прозвали этих ныряльщиков пиратами. Ходили слухи, что они погружаются на дно в поисках сокровищ, — говорит организатор подводных поисков.

Другая легенда, до сих пор не дающая покоя подводным искателям — золото Колчака, по одной из версий также оказавшееся на дне Байкала.

– Исходя из биографических работ об адмирале, может сложиться образ Александра Колчака как рачительного правителя, сохраняющего золотой запас страны. Но на деле (и тому есть подтверждения) спустя два месяца после прихода к власти адмирал уже активно расходовал золото державы. Так, во время его восьмимесячного правления запасы России снизились на 235,5 млн рублей или больше чем на 35%, — приводит цифры корреспонденту РП историк, специалист по истории Прибайкалья Сергей Разумовский. — Сейчас уже есть точные сведения о том, на что ушли золотовалютные запасы во времена правительства Колчака и сколько украли при перевозке золота во Владивосток. По архивным документам, в общей сложности прошло семь отправок золота, первая из которых состоялась в марте 1919 года, когда во Владивосток было отправлено больше тысячи ящиков со слитками чистого золота, золотистым серебром и серебристым золотом. Последующие транспортировки состоялись 19 и 20 июля, потом 8 и 26 сентября и, наконец, 8 и 18 октября того же года. Но далеко не все из 235 отправленных миллионов достигли цели. Эшелон от 18 октября с 182 ящиками золотых слитков и 550 мешками с золотыми монетами в Чите захватил атаман Семенов, а из последнего «золотого эшелона» Колчака в начале 1920 года без следа пропало золота на 4,6 млн рублей.

По словам Разумовского, простые расчеты выявили точный объем пропажи из последнего состава с золотом: на омском вокзале 10 ноября 1919 года в поезд погрузили 414 254 тыс. золотых рублей, а на станции в Казани из поезда, вернувшегося из Иркутска, выгрузили только 409 626 103 рубля. Получается, за более чем полгода «золотой» эшелон «похудел» на 4,628 млн рублей или больше, чем на 3,5 тонн золота в весовом эквиваленте.

– Одна из последних версий «утечки» этого золота — крушение поезда с упомянутым «золотым довеском» на Кругобайкальской железной дороге. Во время экспедиции «Миров на Байкале» (международная научно-исследовательская экспедиция — Примеч. РП.) в августе 2009 года на Южном Байкале, на глубине в почти 1000 метров, нашли остатки вагонов железнодорожного состава, датированные временами Гражданской войны, — рассказывает Сергей Разумовский. — Из-за крушения обломки разбросало достаточно далеко, и содержимое найденных в вагоне ящиков найти в тот момент не удалось. Вопрос, есть золото или нет, удалось закрыть только через год, в августе 2010 года. Уникальную находку сделали на глубине в 400 м: на склоне берега специалисты нашли зажатые в расщелине четыре бруска с характерным блеском золота. Сами «Миры» ни тогда, ни после не смогли приблизиться к слиткам, поскольку осыпь крайне подвижная, и любые действия заставляли гравий двигаться.

Тогда исследователи не дотянулись до находок, зато зафиксировали точные координаты сокровищ. И эта секретная информация, скорее всего, каким-то образом уже попала в руки «черных археологов». В 2013-2014 гг. местные дайверы отметили в этом месте повышенную активность ныряльщиков, ранее в акватории Байкала не замеченных.

– Все дайверы у нас наперечет, обычно иногородние приезжают с местными профессионалами, которые друг друга хорошо знают. А эти «ловцы удачи» были на упомянутом месте без местных профи, и, судя по экипировке, сами с большим опытом погружений, — поясняет Наталья Зиновьева.

Еще одна легенда, заставляющая некоторых алчных дайверов погружаться в рискованных местах — возле Ушканьих островов — связана с добычей урана.

– Есть данные, что зимой в начале 1941 года из Ленинграда на восток Забайкалья выдвинулась геологическая экспедиция, занятая поиском месторождений урановых руд. В мае геологи дошли до Нижнеангарска, а оттуда двинулись на Северомуйский хребет, где разбили лагерь и начали разведку. Район оказался богат не только на урановые руды, но и на месторождения золота, — описывает историк Сергей Волков. — Как помните, в том же году 22 июня началась Великая Отечественная война. Руководству геоэкспедиции отдали строгое распоряжение: работу не останавливать, дождаться смены. И геологи, несмотря на отсутствие с центром связи, продолжили работать вплоть до 1944 года. К этому году неизвестная болезнь, похожая на лейкемию, привела к смерти большей части экспедиции. Восемь оставшихся в живых геологов приняли решение самостоятельно выбираться на берег Байкала. Они взяли с собой лишь урановые образцы и порядка 20 кг золота, намытого за эти четыре года. При переходе к Байкалу погибло еще шестеро, и в результате у Нижнеангарска к озеру вышли лишь двое. На берегу выжившие нашли брошенную лодку и поплыли на ней к югу, к железной дороге. Однако шторм на озере спутал им все планы: лодку отнесло к безлюдному островку. Дабы не рисковать, геологи разгрузили лодку, закопав золото у берега островка. Обоим выжившим удалось добраться до Москвы, где они вскоре умерли от болезни крови. 20 кг золота, между тем, и сегодня лежат где-то под островом, судя по описанию, входящим в группу Малых Ушканьих островов.

В этих местах, несмотря на их труднодоступность, «нездоровую» подводную активность дайверы отмечают еще с начала десятилетия.

– К этим островам сложно подойти: от иркутского берега долго плыть, поэтому нужно судно помасштабнее катера, а со стороны бурятского берега — извилистая гряда камней. Неместные обычно не рискуют сюда заплывать в одиночку. Тем не менее, здесь мы регулярно натыкаемся на подозрительные группы незнакомых хорошо экипированных дайверов, ковыряющих основание самых крайних островов группы, — замечает Наталья Зиновьева.

Глубокое равнодушие

Дайверы, исследующие исторические ценности, признаются, что у них нет особых прав задерживать «черных археологов» или ограничивать доступ к берегу. А самое главное, сами подводные ценности, пока они не извлечены и не оценены, формально не считаются памятниками и реликвиями. Поэтому постоянную полицейскую охрану на них не выставляют и розыск воров не ведут.

– К примеру, упомянутая пушка из Листвянки не была зарегистрирована ни в администрации поселка, ни в каком-либо ведомстве, охраняющем историческое наследие, — объясняет Татьяна Опарина. — Единственное, что мы можем сделать — вот так точечно «вылавливать» артефакты и сдавать в музеи. Сильно помогла бы сознательность и внимательность местных жителей: увидели, что что-то тащат тяжелое из воды — бейте тревогу. Тех же воров, укравших пушку, многие видели, просто никому до этого не было дела. А мы сами приезжаем на берега Байкала не каждый день, поэтому контролировать состояние дна не можем.

Единственный способ поймать «черных копателей» — это, увидев похищение, срочно вызвать полицию.

– Правоохранительные органы важно привлечь в том случае, если вы заметили кладоискателей. Тогда полиция составит опись найденного и поставит в известность о находке соответствующие ведомства: службу по учету памятников истории, спецфонды. В итоге предметы особой ценности отправят в музеи, а кладоискатели получат за находку вознаграждение. За вычетом «налога на клад», разумеется. «Черных кладоискателей», которые делиться не намерены и пытаются перепродать экспонаты коллекционерам на «черном рынке», такая огласка страшит. Как правило, они не дожидаются приезда полиции — сворачиваются и съезжают в более «тихое» место, — объясняет РП кладоискатель из Иркутска Иван Чертков.

Предприниматели, предлагающие услуги подводного туризма, отмечают: их бизнес из-за расхитителей терпит убытки. И признаются, что в одиночку охранять экспонаты им слишком тяжело.

– Мы хоть и местные, а все же не уследили, когда вытаскивали пушку. Невозможно же сидеть на берегу весь день и всю ночь. Даже не знаю, что поможет. Круглосуточное видеонаблюдение? — недоумевает в беседе с корреспондентом «Русской планеты» владелец турбюро «БайкалВоды» Семен Рыбаков. — На бизнесе эти расхищения, конечно, уже сказались. Иногородние наши клиенты, не первый год приезжающие на Байкал, уже высказали разочарование, что не смогли попасть в этот раз к приглянувшимся им ранее старинным предметам, затонувшим на Байкале еще до революции. В итоге вместо десятка погружений они совершили от силы семь.

Считать — не строить Далее в рубрике Считать — не строитьПочему иркутские застройщики жилья отстают от плана на 92% Читайте в рубрике «Титульная страница» Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знатьВ ближайшую пятницу 13-го на Земле ожидается частичное солнечное затмение. Сочетание «мистической» даты с этим ярким астрономическим событием уже породило в соцсетях немалое число наполненных тревогой постов… Затмение в «пятницу, 13-е»: чего не нужно бояться и что полезно знать

Комментарии

11 ноября 2014, 14:40
это что? кляуза на конкурентов? бухты уже "приватизировали", теперь дно делят. Причем делят то, что сами туда не ложили. Поиск кладов вроде бы никто не запрещал. Сказали бы прямо - у нас тут бизнес, мы туристов на дно водим, а некоторые несознательные граждане бутафорию воруют. Намёки клуба понятны, запретить "посторонним" лицам погружения. Хочешь поискать клад, заплати дяде, найдёшь чего - поделись.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»