«У вас предвзятое отношение к рубщикам леса!»
На месте вырубки городского леса. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

На месте вырубки городского леса. Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Иркутский бизнесмен судится с прокуратурой за право вырубать вековую тайгу

В Иркутске прокуратура пытается отобрать лесные земли у бизнесмена Сергея Стелькина. 23 июля Иркутский районный суд разбирался, как ему досталось более 200 га территории, в том числе в водоохранной зоне поймы реки Каи. Напомним, зимой 2015 года активистка Любовь Аликина обнаружила недалеко от столицы Приангарья вырубку вековых сосен (см. материал РП «Лесной царь»). Когда она вызвала полицию, на место приехал владелец земель Сергей Стелькин, предъявивший документы о дарении ему этого участка мэром района. Корреспондент «Русской планеты» побывала на первом заседании суда.

Свидетельство о праве собственности на 203,86 га земли в границах Марковского муниципального образования Стелькин получил буквально в октябре 2014 года. Но началось все с 1992 года. На тот момент глава Иркутского района Сергей Зубарев своим постановлением № 39 изъял из собственности совхоза «Кайский» участок земли в 75,3 га и включил его в специальный земельный фонд района, где можно было вести совместное крестьянско-фермерское хозяйство. Право арендовать и возделывать эту территорию получили четыре фермера: Парфенов, Демин, Трушков и Стелькин. Причем последнему из этого куска выделили лишь 19,5 га, из которых пахотными признаны только 1,5 га.

Общественники, отстаивающие сейчас лес, говорят: этот выделенный участок как раз «залез» на лесозащитную полосу, отделяющую реку Каю от дач.

– Тогда законы для вновь созданного государства только-только писались. На скорую руку и без пробы на практике. Юридическую лазейку для злоупотреблений создал закон № 348–1 «О крестьянских хозяйствах» от 22.10.1990 г. Когда Ельцин его подписал, в стране стал возможным перевод земель из государственного лесфонда в региональный. А после их можно было передать фермерским хозяйствам. Что и произошло с землями совхоза «Кайский», — комментирует юрист Юрий Никишин, специализирующийся на вопросах регистрации недвижимости и земли.

Таким образом, по документам земля перестала быть лесной и стала пахотной фермерской. По факту, там продолжал расти лес.

– В ‘91–92-м годах вдоль Каи действительно начинали «осваивать» территории. Но, во-первых, на другом берегу реки, а, во-вторых, это дело быстро прекратили. К примеру, еще лет 10–15 назад на том месте, где рубщики Стелькина серьезно «покромсали» вековые сосны, наш сосед по даче арендовал лес, заготавливая шишки. Согласитесь, на пахотной земле такое невозможно, — говорит Любовь Аликина.

Получив право арендовать лесную землю, фермеры ее не обрабатывали. По статье 11 закона «О крестьянско-фермерских хозяйствах», статье 44 Земельного кодекса того времени и по действующему ЗК, агротерритории, используемые не по целевому назначению, власти должны были изъять. Но за следующие 23 года этого не произошло.

Второй документ в портфолио лесного рантье появился лишь 17 лет спустя. В 2009 году, когда менялись границы муниципалитета, администрация Иркутского района вынесла постановление № 8280 об уточнении границ и этого участка. Право Стелькина и других трех владельцев на пользование лесной территорией тогда никто не оспорил и не отнял. Адвокат Стелькина предъявила эту бумагу на суде.

– Псевдофермеры воспользовались тогда статьями 39.5 и 39.10 Земельного кодекса, который позволяет предоставить в собственность землю, находящуюся в безвозмездном пользовании «фермера» дольше 5 лет, — комментирует Никишин. — Но там есть важное уточнение: это возможно лишь, если гражданин использовал землю по целевому назначению. А тут есть не только свидетели того, что до 2015 года на участке никакие сельские работы не велись, но и деревья, и свежие пни еще раз подтверждают этот факт.

Также в 2009 году, в ноябре, новый на тот момент руководитель Иркутского района Игорь Наумов подписал постановление, которого нет в правовых базах. Оно уточняет границы и местоположение участка Стелькина — 19,5 га. А три года спустя владения Стелькина расширились до 40,2 га. Как сказал сам бизнесмен на суде, в июле 2011 года второй арендатор Парфенов передал ему свою часть «пашни» в 20,7 га.

– Почему подарил? По причине плохого самочувствия, — сказал Стелькин. — Об остальных двух участках я ничего не знаю. Да, они по соседству находятся, но я туда не ходил. Знаю только, что Демин 3–4 года назад умер.

Он не знает, но знают общественники: как они заявили на суде, на той части территории никаких лесорубов и пахарей нет, там по-прежнему стоит лес.

Фото: Дмитрий Беркут / Интерпресс / ТАСС

Фото: Дмитрий Беркут / Интерпресс / ТАСС

Третий документ на землю Стелькин получил уже за подписью мэра района Игоря Наумова в июле 2011 года — договор дарения. Но это на 40 га. А сейчас у него в собственности — почти 204.

Откуда взялись остальные 160 га с лишним, судья Лариса Горбачук спросила у представителя истца, помощника прокурора Иркутского района Ирины Липовцевой. Истец ответить не смогла и пообещала подготовить ответ к следующему судебному заседанию. Но юрист Никишин напомнил: в 2013 году мэрия Иркутского района перевела некоторые сельскохозяйственные территории под дачное строительство.

– После последних изменений в генплан муниципалитета Стелькин смог не только оформить в собственность выделенные фермерскому хозяйству 20 лет назад леса, но и получить от местной администрации — Марковского МО — еще 160 га леса, по бумагам значащегося как земля под дачное строительство. Документы эти я лично не видел, но они должны обязательно «всплыть» на суде. Ведь именно они позволили Стелькину в октябре 2014 года оформить все эти земли в собственность, — объясняет он.

Корреспондент РП позвонила в администрацию Марковского муниципалитета с вопросом, откуда у Сергея Стелькина в собственности «лишние» 160 га. Замглавы Галина Шинкарева удивилась, что за этим звонят ей, и посоветовала обратиться в администрацию Иркутского района. А там, наоборот, заявили, что на этот вопрос ответит администрация Маркова, поскольку именно она отвечает за распределение земель в своих границах.

Что касается уже бывшего мэра района Игоря Наумова, напомним, 1 июля его задержали приангарские следователи по подозрению в махинациях с земельными участками. Ему инкриминируют ущерб государству на сумму свыше 15 млн рублей. 

***

– У собственника этих 40 га сегодня есть все нормативно-правовые акты, подтверждающие его права. А значит, он может этой землей распоряжаться так, как считает нужным, — выдвигает свою точку зрения сопредседатель ОНФ Приангарья Анатолий Стрельцов. — Поэтому и власти, и полиция пока могут только попросить землевладельца приостановить вырубку леса на время изучения документов.

Именно такие доводы приводят и защитник Стелькина, и сам ответчик в беседе со СМИ. Пока документы не оспорены, право на землю у него есть.

– Документы все получены, есть право собственности на землю, есть разрешение на дачное строительство, почему вдруг так все заинтересовались этой темой? — недоумевает в беседе с РП адвокат ответчика. — 20 лет никого не беспокоило, что это частная собственность, а тут вдруг всем стало интересно. У вас предвзятое отношение к нам!

Общественники напомнили: интересно стало, потому что этой зимой начали вырубать лес в заповедной зоне. В ответ Стелькин заявил: зона уже давно не является водоохраной.

– У меня есть справки о том, что Кая больше 10 лет назад была выведена из водоохранной зоны. Если бы не это, мне никто не позволил бы использовать земли под строительство дач и под промышленную стройку, — объявил землевладелец.

– На сегодня, имея оформленное право собственности на участки и разрешение на их использование под дачное строительство, Стелькин, с одной стороны, вполне мог проступить к строительству там дачных домиков, — согласился Никишин. — Да, сам землевладелец может невинно хлопать глазами и показывать все эти документы. До тех пор, пока их не признают нелегитимными.

Юрист подтверждает: по сути, Стелькину предъявить ничего нельзя. Можно только изъять у него земли и наказать власти района, незаконно отдавшие «фермерам» водоохранные земли, которые должны находиться исключительно в госсобственности. Участки Стелькина расположены вдоль реки Каи и, согласно Водному кодексу, не могут не считаться водоохранной зоной. В границах этой зоны нельзя не только рубить лес, а даже и вести сельское хозяйство, за исключением пчеловодства и сенокоса.

Следующее заседание суда назначили на конец августа.

– На этот раз нам удалось привлечь к нашему делу внимание областного правительства. Сегодня как раз обращалась к помощникам губернатора Ерощенко, мне передали от него ответ, что вот со дня на день уедет из региона Дмитрий Медведев и нашим делом займутся вплотную. На следующем заседании суда обязательно будут и агентство лесного хозяйства, и администрации района и муниципалитета, — делится с РП Любовь Аликина. 

«Люди не гуляют с детьми, о которых когда-то молили богов» Далее в рубрике «Люди не гуляют с детьми, о которых когда-то молили богов»Прибайкальский шаман — о том, как найти свое счастье и спасти Россию Читайте в рубрике «Титульная страница» Назван лучший российский фильмШедевры Никиты Михалкова, Федора Бондарчука и Андрея Звягинцева в список не попали Назван лучший российский фильм

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»