«Мы должны построить всю цепочку — от поля до прилавка»
Фермер Сергей Перевозников. Фото: Мария Чернова/

Фермер Сергей Перевозников. Фото: Мария Чернова/ "Русская Планета"

Как иркутский сыровар организовал с полусотней прибайкальских фермеров с/х кооператив

Энергичного фермера Сергея Перевозникова знают многие в Приангарье: его туристическая фирма, первый местный онлайн-магазин и первый в Иркутске эко-базар до сих пор на слуху. На этот раз энтузиаст объединил ряд местных фермеров и открыл сельскохозяйственный кооператив. Корреспондент РП расспросила предпринимателя о том, как быстро окупится начинание и какой из своих многочисленных бизнесов он считает сейчас наиболее перспективным.

Перевозников — опытный фермер, больше 10 лет держит табун лошадей и коров, однако на этот раз о стаде говорит неохотно.

– Это направление сейчас пока «в загоне». Судимся с «Россельхозбанком» по поводу кредитов. Причина? Не надо играть с государством в азартные игры без тройной подстраховки и собственных длинных денег. Я про господдержку в виде субсидий и так далее. Ну, допустим, чтобы выиграть программу, ты должен показать огромный рост. Ты показываешь его, производство становится нерентабельным — и в итоге ты уже не получаешь госденег на второй год. У нас как получилось: в первый год мы взяли первый транш на часть процесса, а на второй год мне сказали, что я не заплатил налогов в нужном объеме. А у меня первый год налогов оказалось больше, чем собственно чистой прибыли. Налогов я заплатил почти 140 тыс. рублей, а прибыли получил тысяч семьдесят. В итоге, не получив второй порции подписанных субсидий (а первую часть получив с полугодовой задержкой), я не смог построить полноэтапный бизнес. В итоге начались проблемы с банком, который не хотел договариваться.

Фермер сетует, что если до кредита и субсидий его стадо стабильно прирастало в течение пяти лет, то после наступили три года стагнации. Сейчас Перевозников жалеет, что ввязался в госпрограмму и кредитные обязательства в погоне за быстрым приростом численности стада. Тем не менее, на вопрос, есть ли из действующих госпрограмм для фермеров действительно эффективные, Перевозников упоминает ФЦП на поддержку молочного животноводства.

– Сдал тонну молока — получил сверху свой рубль, условно говоря. Эта работает. Содержишь 100 коров, получаешь 100 рублей. Конечно, важно, куда сдаешь: фермер должен подтвердить, что сдал в тот кооператив или комбинат, в котором есть лаборатория. Доказать, что молоко качественное. В принципе это интересно. Хотя оптовые закупщики уровня комбинатов норовят поставить цены близкие к себестоимости, — сетует Перевозников.

По этой причине фермерам гораздо выгоднее создать собственный кооператив, объединив усилия для хотя бы первичной переработки товара. Переработанный продукт будет стоить уже дороже. Однако в ходе разговора выясняется, что планы Перевозникова куда шире.

Ферма с прилавком

– Мы должны построить всю цепочку — от поля до прилавка, — фермер рисует в блокноте линию, расходящуюся в конце веером стрелок. — Продавать сразу розничному покупателю. В принципе, магазин у нас уже есть. Мы собрались — 52 сельхозпроизводителя области (в основном частные фермеры, и только 3-4 предприятия) — и создали кооператив. У каждого из нас уже налажено свое производство, но выхода на конечного покупателя у большинства до этого не было. Теперь все производители могут выставлять свой товар в магазине по нормальным розничным ценам, получая неплохую прибыль. Фермеры в основном из Иркутского района, есть и из Ольхонского — я сам оттуда. Кооператив так и называется «Ольхонский». Что везут? Да, почти все: молоко, сыры, творог, сметану, яйцо и мясо, конечно.

Собрались фермеры в кооператив довольно оперативно — спустя пару месяцев после предложения Перевозникова: скинулись деньгами и отремонтировали помещение под магазин в здании в центре Иркутска, которое муниципалитет отдал кооперативу в аренду. Ставку аренды сам фермер оценил как среднюю по рынку. Также на деньги кооператива закупили торговое оборудование, наняли персонал.

– Сыроварню, которая на тот момент у меня уже развернулась на втором этаже, я включил в общий котел, — сообщает Сергей. — Какая прибыль? У нас же паи у каждого: раз в квартал каждый получает дивиденды, в соответствии с размером своей доли. Последние, в свою очередь, делятся на те, что идут обратно в дело, и на те, что забирает пайщик себе. Такими темпами как сейчас вложения фермеров в кооператив отобьются через два года полностью. Операционная рентабельность? Она у кооператива уже есть, мы в плюсе.

По примерным оценкам собеседника, в магазине кооператива чуть больше половины занимает продукция местных фермеров, остальное — привозное, для увеличения ассортимента.

– Народ же берет, поэтому и покупаем. У нас на прилавке есть и местные игроки, которые не из кооператива. У многих из них есть и свои переработка, упаковка, даже розничная сеть. Через нас они просто расширили число торговых точек. Так и пожалуйста, если товар хороший, мы возьмем на реализацию, — объясняет Перевозников.

Фото: Мария Чернова/ "Русская Планета"

Фото: Мария Чернова/ "Русская Планета"

Сыровар

Сыром Перевозников занимается уже не первый год — на Байкальской он открыл уже третье по счету производство.

– Сначала у меня была сыроварня всего на восьми квадратных метрах: мы выпускали 3-4 вида сыров и где-то 7 видов молочных продуктов. Продал. Потом запустил большую — на 260 квадратных метрах. Там мы делали 9 видов сыра и 14 разновидностей молочки. Ее я продал «Слате» и сейчас там производство сыров стремится к нулю, а разнообразие молочной продукции снизилось до 6. Видимо, решили, что сыры — это не так выгодно, как творог и сметана. А здесь у меня на 36 квадратах производится 17 разных сыров и 19 видов молочки!

На вопрос, как это удалось, Перевозников отвечает одним словом: «Технология». По этой причине вложения в последнюю сыроварню оказались даже больше, чем в большую предыдущую, однако окупятся, по оценке собеседника, они намного быстрее.

Работники сыроварни признаются, что график работы пока варьируется и нередко меняется в зависимости от объемов заказов, но, как правило, все трое работают с 10 до 19, успевая за день сделать примерно 100 кг разных видов сыра и подготовить порядка 150 литров сметаны и молочных продуктов.

– Пока из молочки хорошо и много делаем сметаны и йогурта, надо еще поднажать на творог, — признается Перевозников. — Сыр уже на хороших оборотах: сегодня, для примера, уже сделали качотту, доваривают моцареллу, на сегодня — еще риккота на очереди.

Помещик

Фермерство и сыроварня не единственные проекты. В Бугульдейке на западном берегу Байкала у семьи Перевозниковых — хорошо известная в Приангарье усадьба «Заречное». Зарубежные туристы знают ее больше как эко-отель, гостям которого предлагают не только тишину, покой, леса, берег реки и горы: имение славится своими конными турами и агрофермой, на которой туристы сами могут попасти или подоить коров.

– Туристы — это всегда сезонный доход, — признается Перевозников. — Но при этом за лето большинство расходов на саму усадьбу, табун и вообще всю живность этот поток доходов закрывает. С другой стороны год от года разнится: иногда усадьба может и «подпитать» другой проект, а иногда и сама потребует дополнительных вложений. Ведь по большому счету имение окупается один раз в жизни — при продаже. В него постоянно нужно вкладывать: строить, ремонтировать. Кони? Мои кони только для работы и прогулок, они на мясо не идут.

Пожарный

В области Перевозников еще известен как организатор отряда добровольцев, выезжающих на тушение природных пожаров. Отряд под кодовым названием «15.08» был создан в Приангарье в самый разгар прошлого пожароопасного сезона. Тогда в области сгорело 522 тысячи гектаров леса, по оценке Greenpeace.

– Ну, во-первых, огонь уже к жилью подбирался — надо было что-то делать и, понятное дело, не в одиночку. Во-вторых, на фоне бушевавших пожаров МЧС и различные ведомства, а также власти давали ложные комментарии — мол, у нас все под контролем, успокойтесь, — перечисляет причины возникновения отряда волонтеров собеседник. — В итоге народ успокаивался и ничего не предпринимал, пока огонь к дверям домов не подходил. Мы объединились больше для того, чтобы заявить: «Хватит врать, что все под контролем». И понятно, что обыватели не смогут серьезно повлиять на ситуацию, которая приняла уже масштабы бедствия. Поэтому мы, конечно, активно тушили, но задача была больше в том, чтобы поднять шум, привлечь внимание федеральных властей к бездействию власти местной и спасательных служб.

Несмотря на озвучивание такой задачи, волонтеры отряда «15.08» потушили в прошлом сезоне 7 тысяч гектаров леса, образовав почти 10% от всего числа работавших на тушении людей. Справились они и с задачей привлечь внимание: если на 24 июня 2015 года на тушении природных пожаров области работали 659 человек, 146 единиц техники и 8 самолетов МЧС для облета тайги, то спустя несколько дней из других регионов в Приангарье направили дополнительно группы парашютистов-десантников и в целом на тушении стало работать уже вдвое больше людей – 1281 человек, а также 203 единицы техники. Чуть позже министр МЧС РФ Владимир Пучков распорядился оставить в области всю пригнанную технику для тушения лесных пожаров с формулировкой «для формирования мощного резерва с учетом рисков, которые могут быть в 2016 году».

Выбор вуза в Иркутске на основе минимального проходного балла Далее в рубрике Выбор вуза в Иркутске на основе минимального проходного баллаПроходные баллы в вузы Иркутска на бюджет в 2016 году Читайте в рубрике «Титульная страница» Пыль и жирУченые пришли к сенсационному выводу - к ожирению может привести обычная домашняя пыль! Пыль и жир

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»