Моль идет на запад
Мэр Иркутска Виктор Кондрашов. Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Новиков

Мэр Иркутска Виктор Кондрашов. Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Новиков

В Иркутской области продолжается ажиотаж, вызванный появлением горностаевой моли

Гусеница вредителя поражает яблоневую породу деревьев, уничтожает листву и превращается в мотылька, откладывающего на коре дерева под щитком новые яйца.

Такие яблоньки-дички в интернете успели назвать мистически — готическими. После того как в этом году на обработку зеленых насаждений истратили 5 млн рублей, а моль продолжала окукливаться, стало очевидно, что, борясь с вредителем, власти выбрали не слишком эффективный путь.

Бурную реакцию у горожан вызвало сообщение, которое оставил мэр Иркутска Виктор Кондрашов в социальной сети: «Уважаемые иркутяне, это эпидемия, похоже, яблони придется вырубать и заменять более устойчивыми деревьями».

Правда, несколькими днями позже пресс-служба пояснила, что мэра неправильно истолковали, на самом деле чиновник имел в виду постепенную замену яблонь путем посадки на их месте здоровых саженцев, для чего будет разработана специальная муниципальная программа. И на борьбу с вредителем снова потратят деньги.

За это время СМИ успели создать три версии проникновения моли в Приангарье: из Китая, Литвы, Средней Азии — через фрукты и овощи. Но иркутские специалисты отвергают каждую из этих догадок.

По словам главного агронома филиала ФГБУ «Россельхозцентра» по Иркутской области Галины Федоровой, моли не пришлось преодолевать километры пути, она всегда встречалась в нашем регионе. Но раньше этой проблеме уделяли больше внимания.

Даже в Иркутске, где, в отличие от малых городов Приангарья, сохранился горзеленхоз, спасти яблони от моли не удалось.

Впервые она напомнила о себе в 2011 году. Внутри кварталов изредка стали появляться белые, окутанные паутиной деревца, вызывающие неприятные ассоциации у прохожих. Жалобы в городские власти поступали с улиц Баха, Розы Люксембург, из Ленинского района.

Этой зимой, по сведению специалиста пресс-службы городской администрации Сергея Филиппенко, в бюджет Иркутска решили заложить 7 млн рублей на специальную обработку.

Проводить обследование поручили филиалу ФГБУ «Россельхозцентра» по Иркутской области, специалисты которого в начале 2013 года осмотрели около 2 тыс. деревьев и выяснили, что порог вредности каждого из них был превышен.

- В зимнее время гусеницы моли находятся под щитком, образованным из клейкого вещества, которым самка закрывает отложенные яйца, — рассказывает главный агроном филиала Галина Федорова, — под его защитой насекомое в полной безопасности, они устойчивы к морозам. 10 мая гусеницы выбираются наружу и сразу внедряются в лист, а когда температура воздуха достигает 12 градусов, выходят и питаются листвой приблизительно до 10 июня, после чего начинают окукливаться.

В итоговых результатах обследования, которые были переданы в администрацию Иркутска, специалисты «Россельхозцентра» объяснили, что обеззараживание деревьев необходимо проводить препаратом «Актеллик» широкого действия, тщательно опрыскивая каждое дерево с основания до верхушки, а также указали примерные сроки, в которые надо было успеть уложиться.

При этом заметна некоторая несогласованность городских и региональных ведомств.

«Россельхозцентр» рекомендовал провести первую и основную обработку в период цветения яблонь: с 23–27 мая по 10 июня, когда гусеницы наиболее уязвимы. Среднесуточная температура воздуха в это время не должна опускаться ниже 12 градусов. По словам Галины Федоровой, именно в этот период времени борьба с вредителем наиболее эффективна.

Но подрядные организации приступили к работе 10–13 мая.

По словам начальника управления по охране окружающей среды Иркутска Владимира Чубука, специалисты отдела постоянно наблюдали за поведением насекомых. И когда первые гусеницы вышли из-под щитков, было решено начать первый этап обеззараживания.

Второй провели в последних числах мая. И сейчас заканчивается третья, заключительная часть обработки. При этом на большинстве деревьев моль спокойно пережила одну из стадий своего существования, свернувшись в коконы, и на сегодняшний день пребывает в состоянии анабиоза.

- Органы самоуправления не обязаны бороться с вредителем. Тем не менее нашими усилиями снижен порог вредности, обработано более 200 деревьев на муниципальной земле, даны рекомендации федеральным и региональным ведомствам провести такую обработку на своих участках, — говорит Владимир Чубук.

- Возраст пострадавших яблонь — примерно 20 лет. Пришло время сделать им замену, — продолжает он, — сегодня это единственный приемлемый выход по прекращению эпидемии. Для чего в дальнейшем разработают специальную плановую программу.

Но и здесь иркутская мэрия решила действовать в несколько этапов. Сначала нужно обратиться за помощью в Академию наук, затем будут приняты законодательные акты.

- Основная причина появления моли кроется в том, что в регионе на протяжении многих лет не велся фитосанитарный контроль. В этом году власти рассмотрят вопрос о том, каким образом его можно будет возобновить. И, разработав законодательные акты, мэр выйдет на областное правительство с предложением вернуть фитосанитарные службы в малые населенные пункты Иркутской области, — говорит чиновник.

Тем временем, по словам Владимира Чубука, от областного центра моль продолжает передвигаться по территориям области, довольно быстро размножаясь. Каждая бабочка способна отложить 150 яиц.

Следующий по мощности очаг заражения после Иркутска сосредоточен в Усолье, гораздо меньше деревьев моль поразила в Черемхово, а теперь стало известно о единичных случаях поражения яблонь в Братске.

Но весь парадокс заключается в том, что действующая система не позволяет муниципалитетам бороться с вредителем плодотворно.

Пока в Иркутске на обработку деревьев выделяют 5 млн рублей, малые города бездействуют, во многих муниципальных образованиях области не осталось горзеленхозов. Не существует должности дендролога и эколога, недостаточно средств для того, чтобы провести мероприятия качественно и полностью избавиться от вредителя. Нет и специально разработанных программ, дотаций, которые выделялись бы из областного бюджета для более качественной и полной очистки деревьев от горностаевой моли.

В городе Шелехове администрация предусмотрела для профилактики 200 тыс. рублей.

После ажиотажа, который охватил Иркутск, мэр Черемхово выделил 100 тыс. и заявил, что яблоню-дичку черемховцы постараются отстоять.

- У нас не много пораженных деревьев по сравнению с Иркутском. Обработку успели провести на прошлой неделе, — рассказала главный специалист отдела по ЖКХ Альбина Голева.

Администрация Ангарска решила лечить яблони только вдоль дороги, обработку внутриквартальных деревьев было предложено провести управляющим компаниям с тем условием, что оплату за нее включат в платежные квитанции жильцов.

В Усолье-Сибирском в бюджет на обработку насаждений не заложили ни копейки. При этом пострадавшие деревья встречаются в каждом районе города.

Похоже, что с таким отношением к «эпидемии» бороться с молью в Приангарье будут еще несколько лет. А за это время деревца могут не выдержать.

По сведению «Россельхозцентра», пережив три зимы с вредителем, яблоня становится менее морозоустойчивой и быстро погибает. И так как деревья перезимовали с молью уже дважды, к следующему году Иркутская область может потерять тысячи яблонек-дичек, которыми двадцать лет назад щедро озеленяли городские улицы.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»